Реальный Брест

Наша пиццаМеталлочерепиа, профнастил, сайдинг, ограждения, водосточные системыЦентр семейной стоматологии ДентикоЗакрытое акционерное страховое общество «Промтрансинвест»Центр детского развития

ГлавнаяБлоги
Блоги
Просто треп10 веков
Не так много осталось до празднования тысячелетия нашего города. И как в плохой сказке - вроде 10 веков минуло, а на логотипе и изобразить то по сути нечего, вот и лидируют в рейтинге рисунки типа "аля Предок", да новоделы и новострои. По сути освещая последние 1,5 века. Но что-то же должно остаться за это время. Неужели его нет? Есть! По сути своей к этой дате можно считать сохраненным Берестье да и герб с 15 века. Это меня натолкнуло на неожиданное:
10 веков
Рисовать я не умею, поэтому нарыл в паутине и воссоединил.
Рисунок на бересте, лучник символизирует герб нашего города, за его спиной Берестье. С давних времен леса были богаты зубрами, воздух аистами, а луга васильками. И возле всего этого богатства наблюдателем - смотрителем стояла Каменецкая башня....
КАК-ТО ТАК...
З.Ы. Или так...
10 веков
Сочинение на тему...Не в те ворота
Речь в этот раз пойдет о наболевшем. О нашем отношении к объектам, представляющим историческую ценность. Которые, вроде как, находятся под охраной государства. Только кто, что и от кого охраняет, не совсем понятно.

В последнее время в нашем уютном городке изменилось многое в лучшую сторону. И в большей степени я это связываю с приходом на должность мэра города Бреста Александра Степановича Рогачука, а на должность главного архитектора города - Николая Николаевича Власюка. Все чаще в местных СМИ стала идти речь о сохранении исторического наследия, а за словами последовали и действия. Работы по благоустройству руин Бернардинского комплекса, восстановление бывшего Городского сада, такое для нас редкое понятие «анастилоз», как метод реконструкции и т.д. Это, безусловно, радует.

Печалит другое. Не совсем понятно, для чего старым зданиям в нашем городе присвоили статус ИКЦ (историко-культурная ценность)? Что это значит? Пустая табличка? Надпись для красивого словца? Было ли хоть раз такое, чтобы кто-то понес ответственность, как это предусмотрено законом, за причинение вреда этим объектам? Не припомню таких процессов… Не берем в расчет подростков с баллончиками краски и их мазню на стенах.

И получается, что мы вроде как лицемерим сами перед собой. Вешаем охранную табличку на здание, которая должна по сути защищать его от любых незаконных действий Человека Разумного. А в то время собственники или того хуже арендаторы упорно ничего не замечают и делают, что хотят.

Не в те ворота

Пример - бывшая Лютеранская кирха на улице Карла Маркса. Антенны оператора сотовой связи и рекламный баннер. Разве такого отношения заслуживает этот исторический объект?

И вот свежий пример. Здание польской постройки 1925 года в историческом центре Бреста, на углу улиц Пушкинская - Карбышева, имеющее охранную табличку и представляющее собой историко-культурную ценность!

Не в те ворота


Не в те ворота

Кто-то посчитал, что старые ворота 1931 года уже не вписываются в современный ритм города и решил навести порядок, как этому учили в советском прошлом. А тогда не учили реставрировать и сохранять. Тогда вызывался нетрезвый сварщик с автогеном, резалось все «под корень» и благополучно относилось на мусорку. В нашем случае - классика жанра.

Не в те ворота

Одни металлические ворота (правда, не простые, а с историей) заменили на другие. Сделали, прямо скажем, топорно, даже не подогнали верхнюю и нижнюю часть в уровень. Каков смысл этой странной замены? Для чего были потрачены средства? Чей глаз сможет порадовать эта новая штамповка?

Не в те ворота

Мы наш, мы новый мир построим ..! Звучит до сих пор отголоском спустя 25 лет…

Люди, словно дикари, не имеющие никакого представления о сохранении подобных крупиц истории для будущих поколений и не понимающие важность этого, вопросы реставрации решают при помощи автогена и помойки.

К чему мы подойдем к празднованию 1000-летия Бреста? Сложно представить, господа. Если вот так, мал по малу, мы будем терять подобные артефакты. В то время, когда цивилизованная Европа стремится всячески сохранять, мы позволяем себе вот так безжалостно и безнаказанно уничтожать аутентичные изюминки на зданиях, находящихся под охраной государства. Реставрируя по принципу «не в те ворота»…

Мне очень хочется надеяться, что я ошибаюсь, и этот блог написал, не зная, что все это временно, и добрые люди, которые радеют за исторический облик Бреста, бережно сняли эти старые ворота для реставрации и последущего монтажа на историческое место. Хотя это было бы больше похоже на чудо, чем на реальность.

Не в те ворота

Не в те ворота
Обо всёмГрязные обочины центральных улиц города
Реальный Брест проехался по центральным улицам города и посмотрел, в каком состоянии обочины. Честно говоря, зрелище не из лучших.

Грязные обочины центральных улиц города
Грязные обочины центральных улиц города

После посыпки дорог песком с солью, грязный снег попадает на обочины. Сугробы коричнево-черной смеси остаются в таком виде на газонах и зеленых насаждениях до потепления, когда темные ручейки из песка, соли и мусора появляются по всему городу. Кроме некрасивого вида у этих луж есть и в прямом смысле убийственное свойство — соль, попадая в почву, убивает участки газона и способствует заболеваниям и усыханию деревьев.

Грязные обочины центральных улиц города
Грязные обочины центральных улиц города
Грязные обочины центральных улиц города

Было бы неплохо своевременно убирать снег, а не оставлять его до оттепели вдоль дорог.

Грязные обочины центральных улиц города
Грязные обочины центральных улиц города

Также достается от песчано-соляной смеси автомобилям и их владельцам. Как известно, соль вызывает коррозию металла, для устранения которой автовладельцам придется потратить немало сил и средств.

Грязные обочины центральных улиц города

Единственные кто в плюсе от этого, это владельцы автомоек. С наступлением плюсовой температуры водители выстраиваются в очередь, чтобы привести в порядок свои автомобили.

Грязные обочины центральных улиц города

С приходом тепла у коммунальников работы меньше не станет, придется высохший песок убирать с дорог. Этакий круговорот получается, люди при работе, техника не простаивает.

Грязные обочины центральных улиц города
Грязные обочины центральных улиц города
Грязные обочины центральных улиц города
Грязные обочины центральных улиц города

Хорошо бы ограничить применение песчано-соляных смесей и в перспективе задуматься о переходе на более безопасные для людей и окружающей среды методы борьбы со снегом и гололедом в городе.
На разные темы...Что мне не нравится на этом сайте
Уже давно, наверное, больше года я достаточно регулярно посещаю этот сайт. Но с каждым разом он мне нравится все меньше и меньше. Попробую пояснить, почему. Как я понимаю, большая часть информации размещается редактором или редакторами. И только в рубрику ''Поделись своей новостью'' и в блоги могут писать все желающие. Мне очень не нравится, когда здесь среди новостей видишь сообщения, уже многократно повторенные другими сайтами, и которые мало или совсем никак не связаны с нашим регионом, и с каждым днем их все больше и больше. Например, новости типа ''Белорусские гаишники не получат премию к Новому Году'' или ''Суд в Гродно осудил женщину за размещение в соцсети порнографического снимка''. Ну что это за новости?! Тысячи белорусов не получили никакой новогодней премии, а случай с фото в Гродно уже далеко не первый! Вот и сегодня, минимум 6 перепечаток с TUT.BY. А ведь Брест достаточно большой город. Каждый день происходят десятки событий. Рождаются и умирают люди. Аналогично, раз в стране бродят какие-то денежные знаки, как говорил известный герой, рождаются и умирают различные фирмы и организации. А ведь сейчас практически в каждой уважающей себя конторе, типа МВД, ГАИ, МЧС, Исполкомы всевозможные, есть специально выделенные сотрудники по связям с общественностью, с солидными зарплатами, которые должны делиться информацией. Пусть организовывают регулярные пресс-конференции, брифинги для прессы. Нужно только регулярно их теребить. Посещаемость у сайта не маленькая. Было бы чудесно, если хотя бы каждый второй-третий написал свое сообщение хотя бы раз в неделю. Без ложной скромности, вот например новость от меня. Вчера был в бассейне, и оказалось, что стоимость посещения бассейна ''Нептун'' выросла примерно на 15%, до 4 рублей. Некоторые скажут, ну что за новость, у нас все только и дорожает практически каждый день. Не согласен, по-моему, интересная, а главное полезная новость. При мне в бассейн пришли два школяра. А денег им мама дала на билеты по старой цене. А вот если бы увидела это мое сообщение, то дала бы детям денег больше! На сайте довольно много рекламы. А это значит, что он приносит своим владельцам какую-никакую денюжку. Поэтому возможно стоит как-то заинтересовывать своих авторов, ведь есть различные способы. Еще мне не нравится появившийся на сайте в последнее время какой-то астрологический прогноз, совсем ему тут не место. И просто бесит меня рубрика ''Куда сходить в Бресте'', которую я регулярно читаю. А точнее, не сама рубрика, а хронология сообщений. То январское событие, то мартовское, то февральское. Неужели так трудно отредактировать все в хронологическом порядке? Сначала события, которые будут завтра, потом послезавтра, потом через месяц и т.д. Было бы гораздо удобнее читать и ориентироваться. И еще может установить границы какие-то. Например, не размещать события, до начала которых больше месяца или двух. Вот такие мысли появились у меня сегодня после посещения сайта. Хотя допускаю, что может у меня просто плохое настроение и кто-то не согласен? И есть другие мнения и предложения?
Uladzimir Rybak +4 944 40 комментариев
Обо всёмЭвакуировать нельзя оставить
Поводом для написания данного блога послужила эвакуация моего автомобиля на штрафплощадку. Да, вчера я испытал шок, который испытывают те, кто направляясь к своему автомобилю, вдруг не обнаруживают его в том месте, где оставили. Но обо всем по порядку.

С утра, как и многие жители города, я спешу на работу. Вот уже кажется все, приехал. Но нет. Приходится искать место для парковки, все-таки центр города, район колхозного рынка. Что бы тут припарковаться, иногда приходится немало поколесить. В поисках свободного места поехал про привычному маршруту – б-р Космонавтов- Маяковского-Карбышева-Мицкевича. На третьем круге повезло, ну как повезло… это я так с утра думал, что повезло.

Нашлось свободное место на Мицкевича, сразу за поворотом с Карбышева. Припарковался в 2-3 метрах ЗА пешеходным переходом. Многие конечно скажут- нарушение налицо, по ПДД запрещается 15 метров до и после пешеходного перехода парковаться. И да , я соглашусь. Но по факту, аккуратно припаркованный автомобиль, обзор не закрывает, проезжающим автомобилям и автобусам не мешает. Да и пешеходам никакой угрозы машина, припаркованная за пешеходным переходом, на дороге с односторонним движением, не создает.
Эвакуировать нельзя оставить
Да и к тому же, руководствуясь мнением и комментариями ГАИ в материалах «Реального Бреста» и их лояльному отношению к такого рода нарушениям, я с чистой совестью закрыл машину и отправился работать.

Не обнаружив машины после окончания работы, я, естественно, испытал небольшой шок, полезли мысли в голову: может угнали, хотя машина не новая, особой ценности для угонщиков не представляет, а может в другом месте я парковался, но нет, не мог же я что-то напутать.

А потом увидел следы трактора на грязном снегу, и сразу стало все ясно. Звоню в ГАИ, уточняю. Да, машину эвакуировали, надо ехать на Фомина, там отдадут, естественно, после уплаты эвакуации автомобиля и оплаты штрафа за неправильную парковку.

Повторюсь ещё раз, с нарушением правил парковки я согласен, и раз уж инспектор решил выписать мне штраф, то я полностью признал свою вину и уже оплатил штраф. Но с эвакуацией это реально перебор! Считаю, что эвакуировать автомобиль не было необходимости. Да и инспектор, составляя протокол задержания и принудительной эвакуации ТС, регистрируя в протокол перечень видимых дефектов и повреждений ТС, не мог не заметить, а может просто не захотел заметить, под лобовым стеклом карточку с моим номером телефона. Минуты через две после звонка я был бы у машины, оплатил бы штраф на месте.

Добравшись на улицу Фомина, на территории КУП Брестское ДЭП, что напротив музея фонарей, увидел свою машину. Дальше бумажные дела, протоколы, постановления, оплата эвакуации ТС и штрафа. Штраф оплачивал не тому инспектору, который принял решение об эвакуации. У того закончилась смена, и он уехал до моего приезда. А очень жаль, хотелось бы узнать, почему он принял решение об эвакуации.

Пока шел на улицу Фомина, начал рыться в интернете, искал информацию, в каких случаях эвакуируют автомобиль. Нашел такую информацию, что транспортировка автомобиля возможна только в случаях:

1.Если машина создает препятствия для дорожного движения.

2. Если из-за машины возникает угроза безопасности граждан.

А так как машина не создавала препятствия для дорожного движения и не возникало угрозы безопасности граждан, эвакуировать ее не было необходимости.

Сегодня в одном из брестских паблик чатов в Viber был загружено видео нарушения правил парковки. Вот там реальный повод для эвакуации автомобиля. Большегрузные автомобили не могли проехать, собралась большая пробка. Водители своими силами отодвинули автомобиль, освободив проезд.
Потерянное время, сорванная встреча и полегчавший на 65 рублей карман, изрядно подпортили настроение. Расскажу для понимания, откуда взялась сумма в 65 рублей. 23 рубля штраф в гаи, первое подобное нарушение за 10 лет. Доставка автомобиля эвакуатором на штрафстоянку 37 рублей. Нахождение автомобиля на штрафстоянке в сутки стоит 5 рублей, и не важно, хоть минуту, хоть два часа машина простояла. Берут по полной.

Выводы после данного инцидента для себя сделаю, на том перекрестке парковаться точно уже не буду, и другим не совету. А то мало ли. Гаи в СМИ говорит одно, а делает другое.
Сочинение на тему...Повесть о предке
Брест – удивительный город! Его не раз сжигали и разрушали, захватывали одни, потом другие, меняя власть. Но неизменным оставалось одно - местные жители. Брестчане. Те, что выстояли, пройдя все трудности и испытания. Не покинувшие в поисках лучшей жизни родной край навсегда, а продолжающие жить на своей земле. У себя дома. Это повествование без вымысла и преувеличений записано мной с рассказов моего дедушки. Это - Правда, такая, какая есть, без идеологически выверенных предложений. ХХ век глазами коренного брестчанина.

Мой дедушка Иван Григорьевич Марцинкевич родился в Брест-Литовске, Гродненской губернии, Брестского уезда в декабре 16 дня, 1905 года. По национальности он был поляком. Вместе со своей семьей - отцом Григорием, матерью Акулиной, старшими братьями Николаем, Георгием и Александром он проживал в предместье Шпановичи, в доме из деревянного теса, на собственной земле, приобретенной по купчей предыдущими поколениями Марцинкевичей.

Повесть о предке

Шпановичи поначалу были небольшой деревенькой. Но в связи с тем, что город стремительно разрастался, в начале ХХ века они стали южной окраиной Брест-Литовска. Расположено было предместье на берегу Мухавца. В его деревянных домах проживали, в основном, простые работяги: люди разных национальностей и профессий, народ своенравный и лихой. Место, где по вечерам даже околоточный не появлялся. Но, например, соседом семьи моего деда был Карл Зайдель, владелец кожевенного завода, располагавшегося неподалеку на этой же улице.

Повесть о предке

Дед мой всегда был довольно молчалив, но иногда позволял себе повспоминать свою нелегкую жизнь. Я собрал здесь эти воспоминания по крупинкам, обрывкам разговоров и встреч, и поэтому дальше поведу повествование от имени своего деда.

«Отец мой Григорий из бывших служивых, во время Русско-Турецкой войны принимал участие в боях за Шипкинский перевал, где был ранен. Из наград за службу имел «Георгия». Обучен был грамоте, за что пользовался уважением в предместье. Неграмотные крестьяне были частые гости у нашего отца, т.к. имели к нему постоянные просьбы в составлении или прочтении бумаг. А вообще-то, он держал лошадей, имел несколько бричек и занимался частным извозом по городу.

Отец всегда нам твердил, что надо выучиться грамоте, и именно поэтому, несмотря на происхождение и недостаток средств, я был определен в одну из гимназий Брест-Литовска по достижении 6 лет. Занятия велись на польском и русском языках, хотя в нашей семье мы чаще говорили на польском. Учеба давалась легко, и учиться мне нравилось! Особенно полюбились грамматика, чистописание и арифметика. Всегда имел похвалу от преподавателей, а по завершении очередного учебного года за положительные отметки получил от отца подарок - губную гармонь. «Вот закончишь следующий класс, куплю тебе перочинный нож», - обещал отец. Однако этому случиться было не суждено… Вследствие болезни отец скоропостижно ушел из жизни, это случилось в 1914 году. Схоронили его на Тришинском кладбище.

Все изменилось в начале лета 1915 года. В Европе во всю полыхала Первая мировая война. Неприятель был на подступах к Брест-Литовску, и командованием фронта было принято решение эвакуировать жителей города вглубь Империи. Таким образом, мы - четверо братьев и мать - оказались в одном из поездных составов, увозившим нас в неизвестность. А в Брест-Литовске остались заколоченный дом и мое прерванное детство. Приютом для многих эвакуированных по решению властей стал уездный город Саратов.

Саратовское Поволжье - некогда богатый край - переживал не самые лучшие свои времена. Саратов в те годы являлся главным центром формирования запасных воинских частей Империи. Практически все школы и любые капитальные строения были заняты военными. Поэтому учиться дальше, при всем моем желании, мне так и не довелось... По началу для эвакуированных были построены деревянные бараки. Но прибывающих было так много, что их стали размещать в бывших фабричных корпусах, тем более все производство было остановлено еще с началом войны. Беженцам не хватало еды и одежды. Фабричные корпуса не отапливались. Спать приходилось на полу на небольшой охапке соломы. Отсутствие бани и других условий дали свои результаты. Среди беженцев вспыхнула эпидемия сыпного тифа…

Наступила октябрьская революция. Помню, митинг был крупный в центре Саратова, народу много. Выступал кто-то. Мы с пацанами пробрались поближе, влезли на дерево и оттуда наблюдали за происходящим. Толпы гражданских, да и военных много. Какой-то невысокий человек очень эмоционально выступал с речью. Я его тогда хорошо запомнил. Его изображение потом повсюду было. В Бресте ему памятник на главной площади стоит.

После наступил голод. Наша семья перебралась из города в одну из ближайших деревень. Вероятно, это нас и спасло. Деревня есть деревня. Тут хотя бы всегда была еда. Часто ходили вместе с рыбаками. Обратно везли рыбу и соль. С этого и жили.

Весной 1922 года пришло письмо, которое мы ждали все эти годы! Наши знакомые из Брест-Литовска писали о том, что новое правительство Польши, к которому теперь были присоединены эти земли, предлагает вернуться обратно всем жителям, проживавшим до эвакуации в этом городе. Приоритет в первую очередь отдавался полякам по происхождению. Для возвращения было достаточно несколько свидетелей из числа местного населения, которые бы согласились подтвердить в магистрате города, что ты ранее проживал в Бресте. К этому времени брат Александр уже обзавелся семьей в Саратове, а Георгий уехал искать лучшей доли в Харбин. Более вестей от него не было… В июне 1922 года, мы с Николаем и матерью вернулась в родные края. Брест стал другим, он был сильно разрушен. Пока шел процесс оформления документов, жили на своем участке, в землянке. Дом сгорел во время войны. Чуть позже магистрат города выделил компенсацию на постройку нового дома.
Повесть о предке

Документ со штампом магистрата Бреста над Бугом, на основании которого было получено польское гражданство. Тот самый, где вписывались два свидетеля
.

Шло время, налаживался быт. Женились мы с братом только после смерти матери. Я работал в польской строительной фирме. А в 30-х годах устроился работать поваром солдатской столовой в военную часть, в Траугуттово, что в Южном городке. Там мне разрешали забирать домой остатки хлеба, которые солдаты недоедали. Это был нормальный, порезанный хлеб, который просто оставался на столах в конце дня. Я его собирал в мешок, отвозил домой и сушил сухари. Потом их использовали в хозяйстве (для кур). Сухарей было очень много, и, что примечательно, во время оккупации 1941-1944 г.г. они пригодились по прямому назначению, т.к. есть было нечего. Бывало, в кипяточке его размочишь, и вроде как поел. Более того, этими сухарями помогал соседям, часть из них передал партизанам, что впоследствии оказалось очень для нас плачевно.

Брест в польский период запомнился на всю жизнь, как цветущий и зажиточный город. Лучше, чем как при поляках, мы не жили. Я, работая строителем и потом поваром, смог построить еще один дом на Граевке. Он стал приданым одной из моих дочерей, а их у меня было к 1939 году две - Нина и Валя. Приобрел в семью «ровер» (велосипед) и для себя наручные часы, что являлось нормой для каждой среднестатистической семьи Бреста-над-Бугом. Купил себе новую губную гармонику и мог часами играть на ней, наблюдая, как под ее звуки смешно танцуют мои маленькие девочки. Накопили для жены на новую швейную машинку «Зингер», которая в то время стоила целое состояние. Жена шила новую и перешивала старую одежду для людей, а я открыл на дому частный ремонт обуви, чтобы было чем заняться в свободное время. На местный рынок возил и продавал овощи с огорода, которые всегда хорошо росли. Собственно говоря, кто хотел, тот зарабатывал в то время, и хватало всем. Бедными тогда только лодыри были.

Повесть о предке
1925 год
Ушел из жизни двоюродный брат Володя… Я похоронил его рядом с нашим отцом, все там же, на Тришинском кладбище. Памятники для них сделал и установил сам. Брат не дожил совсем немного, до тех времен, когда волею судьбы наш город снова оказался в центре очередных исторических событий. И новые испытания легли незримым отпечатком на наших судьбах.

В 1939 году власть сменилась, и в этот раз пришли Советы. Скажу как есть, их тут не любили, это правда. У нас была хорошая жизнь, и лишила ее нас новая война. В первое время новые власти смотрели на нас, как на зажиточных, т.е., как на врагов. Для них в диковинку было то, что у многих в городе велосипеды, и все мужчины ходят с наручными часами, а женщины красиво одеты. Я продолжал работать поваром в военной части там же, в Южном городке. Только теперь уже готовил еду для советских солдат. В скором времени в городе начались «чистки». Увозили в Сибирь порой за то, что человек нанимал в польское время для обработки земли вольнонаемных. Такие факты рассматривали, как эксплуатацию человека человеком, и этого было достаточно, чтобы причислить тебя к панам-эксплуататорам, а следовательно - к врагам пролетариата.

Пришло однажды и мое время, вызвали и меня в управление. Там предложили подписать дарственную на дом, который я построил на Граевке, в пользу нужд Красной армии. Помню, сидит, курит и говорит, дескать, у тебя есть один дом, довольно тебе, а путевочку в Сибирь мы легко обеспечим, если не подпишешь. Тут командиров селить негде, а некоторые жируют, по два дома имеют! У тебя дети, подумай.

К объяснениям, что я простой работяга и все это строил сам, за свои «кровные» и своими руками, для дочери, никто не прислушался… Пришлось подписать, другого выбора не было.

А в начале лета 1941 года, перед самой войной (36 лет мне тогда было), призвали меня на службу в советскую армию на несколько месяцев, т.н. «приписники». Всех остригли наголо, дали форму. Поскольку я имел строительные навыки, то попал в подразделение, которое строило военный аэродром около Берёзы. Работы много было. Там я и встретил еще одну войну.

Помню, как налетели немецкие самолеты и начали обстрел. Все, включая командиров, рванули кто куда, врассыпную. Рядом было пшеничное поле, вот в нем и прятались. А когда все утихло, собрались на плацу, и оказалось, что из всех командиров с нами остался один лейтенант. Куда делись остальные офицеры и часть солдат, никто не знал. На место сбора вышло нас немного. Лейтенант этот - мальчишка совсем, только учебу закончил, растерялся по началу, не знает что делать, стоит, смотрит на нас, слова сказать не может. Потом немного пришел в себя. Из уцелевшей техники нашлась одна грузовая машина. Сели в нее и поехали в Березу. По дороге снова попали под обстрел самолета. На ходу из кузова выпрыгивали и отползали с дороги. Но водитель, лейтенант наш и еще несколько человек погибли, а машина вышла из строя. Самолет этот «прошил» ее всю из пулеметов. Осталось нас в живых семь человек. Четверо солдат и трое приписников без командира и без оружия. Что делать? Решили разделиться. Солдаты пошли сами по себе, а мы - сами по себе.

Кто-то предложил возвращаться домой, в Брест. Ну, а что еще оставалось? Смекнули мы, что в военной форме оставаться опасно. В первой же деревне выпросили у хозяев старую гражданскую одежду и переоделись. На дороге, ведущей в Брест встретили колонну немецких мотоциклистов. Те сначала хотели стрелять в нас, но потом стали что-то спрашивать. А из нас никто немецкий не понимает, это потом уже научились. Спасло то, что мы начали с ними по-польски говорить, те вроде стволы опустили. Скрестили пальцы рук, изображая решетку, и говорим им, что якобы мы беглые заключенные. Тем более, все были пострижены наголо. Поверили. «Гут», - говорят, и не стали в нас стрелять, отпустили.

Чтобы снова так не попасться, спустились мы к реке Мухавец и пошли берегом. Вскоре набрели на лесопилку, где из подручных средств сделали плот. Плыли на нем только по ночам, попеременно сменяя друг друга на весле. Под утро находили укромные заросли камыша возле берега и там отсыпались. Так и добрались до Бреста.
В городской комендатуре встал я на учет, получил аусвайс и был назначен сапожником. Ремонтировал солдатскую обувь.

Через некоторое время к нам пришел родственник по линии жены (они жили с семьей в Гершонах) и говорит, дескать, приходили ко мне ночью партизаны, к стенке поставили, сказали, если не соберем им провиант, придут и убьют нас с женой и сыном. Я дал ему мешок тех самых сухарей. А родственник этот дальше пошел по хатам, где знакомые жили. Потом через железнодорожников получил для партизан фонари керосиновые. И весь этот провиант, который собрал по хатам, фонари, алкоголь, медикаменты, повез партизанам. Как и было оговорено, телегу с лошадью оставил на опушке леса, а сам вернулся домой.

Через некоторое время случилось то, чего так боялись. Выдал кто-то его... Как потом рассказывали местные, немцы долго не церемонились, быстро допросили, да и расстреляли их вместе с женой прямо возле дома, в Гершонах. Сын у них был, 7 лет, Лёва. Искали немцы и его. А ночью слышу стук в окно, выглядываю, Лёва этот стоит. «Дядя Ваня, меня ищут, что мне делать? Я да вас прибёг» - говорит. Прятали мы Лёву этого неделю в стогу сена, в нашем амбаре. Как стемнеет, носил ему покушать и водички еще на день. Потом, как улеглось все, я его на велосипеде отвез к нашей родне в Котельню-Боярскую. Лёву ростили всей родней. Я и после войны всегда был рядом с ним.

Однако на этом все не закончилось. Доносчик сообщил немцам еще и то, что собирать провиант для партизан помогали люди из Шпановичей. Под подозрение попали все мужчины молодого возраста. Пришли и в наш дом. Я как раз занимался починкой солдатской обуви. Ворвались, прикладом в спину, и погнали на улицу, в чем был. Дочь Нина выбежала за мной и вынесла мне тапочки. Посадили меня в грузовик, где были уже мужчины моего возраста, и повезли в гестапо. На допросе офицер рукояткой пистолета выбил мне два зуба и порвал губу. Потом еще избивали. Но, сказать-то нечего было, я ведь в самом деле ничего не знал. После такого «разговора», нас всех посадили снова в грузовик и повезли за город, на территорию старого, разрушенного форта.

Вечер уже был, смеркалось. Поставили нас перед ямой, в ней уже убитые лежали. Много людей. Помню, лежат трупы, слегка землей присыпаны, а земля над ними как живая, слегка шевелится. По восемь человек поставили в ряд. Страшно, люди плачут. Кто-то мочится непроизвольно. Пулемет на таком станке специальном стоит, и солдаты с ружьями в сторонке курят. Шутят между собой что-то, смеются. Офицеры отдельной группой собрались, один все что-то кивал в нашу сторону, потом другой рукой махнул и приказал нас обратно в машину усадить. Не знаю причины, почему не расстреляли, может решили на другой день отложить… Понимаю одно - судьба была жить.

Привезли нас в лагерь уже затемно. Он находился на территории старых складов, что возле Кобринского моста. Это не совсем был лагерь, больше, как пункт временного содержания. В нем находилось большое количество местных жителей. Тюрьма-то переполнена была. Обнесено было все в несколько рядов колючей проволокой. В самих складах не было ничего, только голый пол. Принесли какую-то баланду… От нее в прямом смысле пробрало. Попросился я у караульного в уборную. Она на улице была, у забора. В это время как раз ливень был сильный, вот караульный и отпустил меня одного. И тут как-то сам собой возник один план. Когда я бежал к уборной, увидел, что часовой стоит, укутавшись в плащ, прячется от сильного бокового дождя и ветра. Так я залез на крышу этого туалета, он деревянный был на несколько отделений. Как мог, разбежался и перепрыгнул несколько рядков натянутой проволоки. Упал, лежу и не дышу. Потом голову поднял осторожно, смотрю, а часовой как стоял, так и стоит, прячась от ливня. Дождь и ветер мне помогли. Пробрался я домой огородами, собрал детей и жену, кое-какие пожитки, запряг телегу, и уехали мы к своим родственникам в Котельню-Боярскую. Первое время прятались. Потом вроде улеглось, и никто меня не искал. Там и пробыли до конца оккупации.
Повесть о предке
Набережная Францыска Скорины. В прошлом Шпановичи.

Когда немцы ушли в 1944 году, мы вернулись в наш дом в Шпановичи в тот же день. Картина перед нами предстала ужасная! Пока нас не было, в доме жили немецкие солдаты. Так вот ни о какой пресловутой немецкой аккуратности не было и речи! Повсюду грязь, разбросанная одежда, разная амуниция, шинели валяются. В спешке, видимо, собирались, так и побросали все. Тогда впервые появились русские солдаты на нашей улице. Освободители. Вид у них был ужасный - измотанные, грязные, многие без нормальной обуви, в обмотках каких-то рваных. Пришли на реку помыться. Это сейчас тут пляж сделали, а раньше-то было общественное пастбище - на лугу коров местные пасли. А у наших соседей в хозяйстве был кабанчик, так вот солдаты советские нарисовали ему углем на боку свастику, отрезали у живого кабана кусок бедра и пустили его бегать по этому лугу. Тот визжит от боли диким криком, а этим смешно. Чуть позже, когда натешились, забили его.

После войны я продолжал работать строителем. Из самых значимых для меня работ стало, пожалуй, участие в строительстве нового здания ЖД вокзала. У меня родились еще две дочери Вера и Галя. Всех выдали замуж. Растили с женой внуков. Просто жили…»

P.S. Мой дед, Иван Григорьевич, ушел из жизни в 1990 году, не дожив совсем немного, до очередной смены власти. Но старик был и к этому готов, у него в этом плане был большой жизненный опыт и всегда наготове мешок сухарей, который постоянно хранился у нас в кладовке.

Повесть о предке
Олег Полищук +25 1156 42 комментария
Метаморфозы нашего обществаБольшая драма одной маленькой брестской утки
Большая драма одной маленькой брестской утки
В Брест пришли морозы и наша местная река, на берегах которой постепенно разрастается современный город, стала замерзать.
Большая драма одной маленькой брестской утки
В данном фотоблоге, прогуливаясь по берегу Мухавца, я буду просто наблюдателем и немножко придумывателем, который на примере этих фотографий попытается подтолкнуть всех нас на философские размышления на предмет ценности тепла в наших домах и внутри нас самих: молодых и стареньких, замерзающих в одиночестве по своей вине или независящих от нас обстоятельств, когда совсем рядом общество подобных нам.
Большая драма одной маленькой брестской утки
Большая драма одной маленькой брестской утки
Едва ли сделав первые фотографии, я боковым зрение заметил какую-то возню на берегу.
Большая драма одной маленькой брестской утки
Одинокая утка металась между водой и камышом, пытаясь клювом содрать намерзший по какой причине на крыле лёд, который мешал ей улететь к своим сородичам, греющимся друг об друга на берегу под мостом.
Большая драма одной маленькой брестской утки
Большая драма одной маленькой брестской утки
Солнце было ярким, но не грело утку, которая пыталась согреться в его лучах.
Большая драма одной маленькой брестской утки
Большая драма одной маленькой брестской утки
Большая драма одной маленькой брестской утки
Большая драма одной маленькой брестской утки
Наблюдая за ней, в моей голове начал меняться заголовок этой фотосессии, которую я готовил для Реального Бреста. Главным героем моей повести стали не мороз и река, а одинокое горячее сердце, которое незаметно для всех боролось за жизнь в то время, как где-то рядом в квартирах или машинах никто и не подозревал о самой трагической драме на свете - борьбе за жизнь.
Большая драма одной маленькой брестской утки
Утка, курица, крылышки, грудка, ножки, суповой набор. Я и сам из отцовского ружья в юные жестокие годы с небес на землю отправлял дуплетами, разрезая тишину и облака громкими выстрелами, да кровавыми перьями, множества уток. Давно не охочусь. Не вижу смысла. Еду можно достать более гуманным способом - корзиной в магазине.
Большая драма одной маленькой брестской утки
Как раз сегодня за несколько дней простоя, завел машину, которая часик или два грелась сама без меня во дворе. От берега до парковки через старую аллею деревьев не более пару десятков метров. Но как словить её, чтобы крыло оттаяло? А вдруг оно и вовсе повреждено? Не могла же она уснуть и не заметить, что её крыло из-под одеяла во сне выпало на мороз?
Большая драма одной маленькой брестской утки
Естественный отбор. Как-то будет. Подумал я про себя и пошёл с лёгкой грустью на встречу новым фотографиям.
Большая драма одной маленькой брестской утки
Большая драма одной маленькой брестской утки
Частенько прогуливаясь вдоль реки, я наблюдаю без суеты за разными людьми. Особенно радуют старички, которые опираясь друг об друга подталкивают Его или Её, чтобы не сидеть дома, ведь движение - это жизнь. С наступлением холодов даже самые активные старики вынуждены макать сухарик в горячий чай, поглядывая на градусник за окном.
Большая драма одной маленькой брестской утки
А отогреть крыло одинокой птице в данный момент некому. Философские мысли о горячем чае заставили меня обернуться и взглянуть, как затягивается вокруг утки льдом река.
Большая драма одной маленькой брестской утки
Эх, встать бы на крыло да и улететь в теплые края! Об этом думают, наверное, не только все птицы города Бреста, но и горожане ибо климат у нас, конечно, откровенное влажное, сырое, промозглое лишь бы что.
Большая драма одной маленькой брестской утки
Большая драма одной маленькой брестской утки
Большая драма одной маленькой брестской утки
Большая драма одной маленькой брестской утки
Большая драма одной маленькой брестской утки
Хотя бы снег выпал .. уже ничего .. на радость детям и немного взрослым, но с нашими зимами я сегодня все-таки купил, на всякий случай, полноприводные санки с колёсиками.
Большая драма одной маленькой брестской утки
Большая драма одной маленькой брестской утки
Денис Марук +11 848 3 комментария
Сочинение на тему...Крепость на каникулах
По уже сложившейся традиции, в разгар новогодних праздников, один из самых популярных туристических объектов Беларуси - Брестская крепость - принимает своих многочисленных гостей. Вот и мы всей семьей решили сегодня прогуляться в этом историческом месте, благо живем не так далеко.

Крепость на каникулах

Даже несмотря на достаточно холодную погоду в крепости многолюдно! Паркинги заполнены автомобилями. География на номерах представлена достаточно широко. В основном это гости из наших стран-соседок Литвы, Польши, Украины и России.

Крепость на каникулах


Крепость на каникулах


Крепость на каникулах

На главном паркинге организована работа нового экскурсионного бюро от МК «Брестская крепость-герой», работают кафе и сувенирные лавки. На территории комплекса открыты все музеи, свою вахту несет «Пост№1». Кафе «Цитадель»,видимо, учло неудачный опыт последних лет и в этом году подготовилось основательно. На время новогодних каникул штат обслуживающего персонала усилен, хорошо организована работа буфета и впервые за все время я увидел в этом заведении охранника! Все улыбаются. И царит доброжелательная, по-настоящему праздничная, атмосфера, которую все-же изредка нарушают окрики с кухни ))) "Забирай чебуреки!"

Крепость на каникулах


Крепость на каникулах

Люди несут цветы к вечному огню, фотографируются или просто гуляют. Удивительно, но на протяжении экскурсионного маршрута вдоль оборонительной казармы не было замечено ни одного рыбака. Вряд ли это результат уважения к памятному месту или страх перед дисциплинарными взысканиями. Скорее, маленькое новогоднее чудо. Или, что ещё более вероятно, хорошо знакомый многим похмельный синдром. Тут уж не до рыбалки. Хотя, как сказать… ))

Крепость на каникулах


Крепость на каникулах


Крепость на каникулах

Запрещающие таблички, информирующие о том, что за фото на памятниках предстоит заплатить штраф до 30 базовых, видимо, возымели свою силу. По крайне мере сегодня нам так и не довелось увидеть кого-либо оседлавшим монумент «Жажда». Не сезон ))

Крепость на каникулах


Крепость на каникулах

В общем, прогулка по крепости во второй день нового года доставила удовольствие и подарила приятные впечатления. И на волне положительных эмоций хочется ещё раз пожелать гостям и жителям города всего самого светлого,чистого и радостного в 2017-м году!
Метаморфозы нашего обществаОни живут в Германии, а я нет ...
А я остаюсь, чтобы дальше пробивать белорусскую стену-систему равнодушия и бюрократии

Буквально через несколько часов я покажу вам фотографии нового государственного приюта для бездомных животных, инвестором которого стал КПУП «Брестский мусороперерабатывающий завод». Отдельным материалом остановлюсь на стоимости проекта, других деталях и цифрах. Кроме этого расскажу о развитии событий в частном приюте «Доброта», о его долгах и счастливом, скорее всего, финале существования общественного объединения.
Они живут в Германии, а я нет ...
Всё это будет чуть позже, а пока эта повесть на тему: «Не было бы счастья, да несчастье помогло».

Возможно, что всё еще изменится в отношениях горисполкома и волонтеров, а пока 2,5 месяца строился государственный приют, волонтеры ломали голову куда в срочном порядке деть 500 животных. Аренду, которая заканчивается в феврале 2017, им вряд ли кто-то на старом месте приюта продлил бы. В ближайшее время там пройдет строительство Западного обхода и высотные дома нарисуются не только на бумаге, но и на местности, полным ходом там идут работы по разборке старых казарм, а выпустить на улицы или усыпить здоровых животных ... сами понимаете.

Эта сказка для нас, читателей, и огромный титанический труд для волонтеров, началась не под Новый год, а четыре месяца назад, но я ее рассажу в канун самого волшебного праздника.

Я всё-таки верю в теорию: «Если правильно хотеть, именно правильно, то всё обязательно получится». Помог интернет и добрые люди в социальных сетях в Москве и Германии, которые экстренно спасли и вывезли животных приюта «Доброта».

От цифры, которую я сейчас озвучу, вы просто .... сильно удивитесь, короче: 380 собак и котов брестских, недавно еще бездомных, уехали жить в Германию и Москву. Среди них инвалиды, старички, моя трехногая подруга с Ковельского шоссе, выброшенные в поле щенки и умирающий от клещей под моей машиной пес.
Они живут в Германии, а я нет ...
Они живут в Германии, а я нет ...
Они живут в Германии, а я нет ...
Сентиментальные и добрые люди поймут природу проихождения подступающего к горлу кома, а друзья корейцев вообще зря читают эти «Розовые сопли» давно небритого мужика.

В приюте еще осталось 60 щенков, несколько взрослых и около 40 кошек. На них готовятся документы, делаются прививки, животные чипируются и в скором времени они покинут Беларусь.

Эта тема объемная и пока я не готов сказать, что будет с частным и государственным приютом для бездомных животных, но новости в любом случае приятных две: в Бресте уже есть государственный приют для бездомных животных, а волонтерам частного удалось пристроить, можно так сказать, почти всех своих животных, порой в лучшие условия, чем живет среднестатистический белорус.
Денис Марук +20 913 2 комментария
Метаморфозы нашего обществаЛенивый нынче пошел белорус
Начну я свою очередную повесть витиевато, традиционно, издалека. Наверное, потому как иначе писать не умею, аль цели изначально преследуя тролльные – развести бурления в комментариях.

На носу не только Новый год, когда все должны вроде бы как быть добрей, но и экономический кризис, ой, простите, затруднительная финансовая повсеместная белорусская йопа, поэтому в знаменателе остается лишь «должны», по некоторым подсчетам все и много, хотя и не все брали, поэтому все немного злее стали. А тут он. Алкаш, но такой честный. На крыльце торгового центра «Асстор-Вест» или магазина «Дионис» - это вам, как удобнее будет для географической привязки.
Ленивый нынче пошел белорус
«Я врать не буду. Не на хлеб прошу и даже не денег. Бухаю. Не водку. Пиво пью. Купи, дружище», - говорит мне, примерно моего возраста, помятый, небритый, неопрятный белорусский «пацанчег».

«Не вопрос. За честность. Да, пожалуйста. Рубль с копейками мне карман не оттянет, а в карму пусть прилетят оды за эти смешные деньги. Лучше, чем ты мне вдогонку слать будешь всякую хрень мысленно», - отвечаю я и удаляюсь в магазин.

Я не буду рассказывать какие слова он отвешивал мне, моей жене и сыну при виде бутылки пива. Нет смысла срывать в противовес комментарии от моралистов, что лучше я бы хлеба ему купил, витамины или детям отдал. Я не люблю, когда меня разводят в наглую, тупо и неумело. Реагирую на такие номера жестко. А тут алкаш, но что-то в этом было такого сентиментального. Многие знают: как бывает хреновато, если алкогольный вечер удался.

Второй раз мы с ним встретились на парковке у КFC.

«Оооо, здрасти! Знакомое лицо. Уважуха! Дружище, 5 копеек не хватает на боярышник. Ни рубль, ни два прошу, а пять копеек, выручи, брат», - улыбался мой новый знакомый.

«Есть только 10. Лови», - протянул я в окно машины монету.

Сегодня мы встретились вновь.

Тот же торговый центр - возле новой дороги проспекта Машерова.

Привыкший, скорее всего, к агрессии, молодой человек начал свою оду, еще далече, чем я свой блог.

Дословно не стану передавать ибо реально я сам бы лично написал коммент: «Парень тебя разводят, а ты «ведёшься», как лох и пишешь, какой ты типо бла-бла». Э-неее, я сам кого хочешь разведу – не тот случай. Любопытно просто ... какой маркетинг включит в очередной раз мой ровесник оратор .. назовем его «Цицерон».

Мораль «маркетинга» сводилось к тому, что при внешнем всем том, что он там мог разглядеть в нас, он не мог понять, почему на него никто из моей семьи не реагирует агрессивно и каждый раз удовлетворяют его просьбы.

Я не имел желания особо подставлять уши под красноречивую лапшу и торопился быстрее принять его заказ, чтобы скорей отправиться в магазин.

«Можно «Дуплет» пиво мне купить бутылочку?», - скромно потупив глаза в пол, сделал свой выбор белорусский бродяга «Цицерон».

Не могу сказать, что я справился быстро. Только 10 минут ребенок прыгал у одинокого индивидуального предпринимателя в пустующем зале торгового зала в надувном замке. Я даже успел забыть про него, но давший слово, вспомнил, что меня ждут. Пару минут я потратил еще в самом магазине, кстати, на поиски того самого пива я дополнительно отвел пару лишних телодвижений: от холодильника к полкам и обратно.
Ленивый нынче пошел белорус
И вот стою я на улице со странным выбором в руке от брестского производителя прохладительных «слабоалкогольных» напитков, а от «пацанчега» след простыл.

«Вот говнюк! Даже пиво своё дождаться никто халявное не может. Ждать он, вероятно, устал. Вот всё так в этой стране - мало кто работать хочет. Трудолюбие белорусов сильно воспевается, а цифры алкоголизма и насилия в семье в Беларуси тщательно замалчиваются. Машина же стоит на месте - не сбежал через другие двери, и никогда ранее его не подводил. Нет, ну правда обидно. Ну что за люди? И дело не в том, что он мудак такой асоциальный. Вполне адекватные люди 9 из 10 себя так ведут. Никто никого не ждет, боится переработаться, трубки не поднимают, только себе, только в свою хату. Очень необязательный народ, мягкий, как масло местами бывает», - обрушивал я свой гнев в пустоту с бутылкой «Дуплета» в руках.

Я человек не жадный, но жуть как не люблю покупать ненужные мне вещи, и главное - после недавнего перебора с коньяком, я, как и многие мужчины, торжественно клялся «больше никогда не бухать». А тут смотрит на меня это крепленое брестское пиво и не выкинуть его - хоть за рыбой иди назад в магазин и еще за одной бутылочкой для разгона.

«Далеко не ушёл. Сейчас я покружу коршуном по району и найду тебя, торжественно вручу и выскажу всё, чтобы больше не подходил, коль говнюком таким оказался», - сел я с такими мыслями в машину и надавил в газ.
Ленивый нынче пошел белорус
Нашел его уже у другого магазина. Парниша, конечно, офигел. Молча выслушал, что больше, к его сожалению, я ни копейки, ни пива ему не протяну. Понимаю, что ему пофиг, да и я не собираюсь печаль эту в сердце носить. Он еще долго гордился и хвастался перед такими же обыкновенными 30-плюс-минус-летними белорусскими попрошайками у магазина, что лично ему привезли пиво, нашли его и вручили.

А я шел, местами грустный, местами закончивший гештальт, назад к машине и думал: почему белорусы такие необязательные люди?

Кризис? А кому сейчас легко? Можно подумать многие перерабатывались до кризиса? На каждом шагу одни и те же разговоры. Так шевелиться надо наоборот больше. Поиски новых заказов, клиентов. Снизить цену - продавать больше. Потреблять меньше. Что-то думать себе. Не буду читать лекцию по экономике, но уж точно не сидеть на йопе ровно ждать дядю и ныть ... не созидательно это .. ныть.
Денис Марук +23 1115 8 комментариев
отключен Javascript

Онлайн радио


Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.