Реальный Брест

Наша пиццаБрестский областной кожно-венерологический диспансерЦентр семейной стоматологии ДентикоЗакрытое акционерное страховое общество «Промтрансинвест»Центр детского развития

ГлавнаяБлогиСочинение на тему...

Сочинение на тему...

+587 RSS-лента RSS-лента
Автор блога: Олег Полищук
Нарушение правил в Брестской крепости–это правило?
Прошедшие выходные выдались по-майски тёплыми. Брестчане дружно отправились на променад. Наша семья не стала исключением, и мы, вооружившись фотокамерой, бутербродами и термосом с чаем, отправились на прогулку в Брестскую крепость.

Для меня крепость – это, в первую очередь, Мемориальный комплекс, а уже во вторую - прекрасный естественный парк со своей флорой и фауной. Воздух тут на порядок чище, чем в центре, движение машин минимизировано, поэтому гулять с ребенком здесь очень удобно.
Нарушение правил в Брестской крепости–это правило?
Однако немаловажно с детства дать понять своему чаду, что место, где мы гуляем, имеет трагическую историю, что предусматривает особые правила поведения. Важно объяснить, что можно, а чего нельзя. Указать грань, преступив которую, твои действия будут идти в разрез с нормами поведения в общественном месте, каким является Мемориальный комплекс. Наша четырёхлетка давно это усвоила, получая ответы на свои бесконечные «почему?».

В этот день в крепости было очень много семей с детьми. Весеннее солнце, пение птиц, веселые крики детей, неспешное течение реки. Весна. Закрываешь глаза, поднимаешь лицо навстречу теплым лучам солнца... покой и умиротворение. Но что-то было не так. И я стал наблюдать.

А посмотреть было на что. Повсюду происходили интересные вещи.

Дети отдыхали прямо на бортике вокруг «Вечного огня», носились по плитам Некрополя, т.е. прямо по могилам павших солдат. За всем этим с умилением наблюдали их родители. И я засомневался в нормальности этих людей и в реальности всего происходящего.
Нарушение правил в Брестской крепости–это правило?

Нарушение правил в Брестской крепости–это правило?
Велосипедисты беспрепятственно, несмотря на запрещающие знаки, гоняли по площади Мемориала. На секунду картинка просто поплыла. Я точно в крепости? Или это велодром?
Нарушение правил в Брестской крепости–это правило?
Рыбаки забрасывали снасти с берегов, на которых установлены запрещающие рыбную ловлю указатели. А иногда не спеша курсировали на тех же велосипедах, обвешанные удочками. Были и такие, кто умудрялся заехать порыбачить на территорию крепости на автомобиле! Т.е. правила нарушают даже те, у кого есть специальные пропуски на территорию Цитадели.
Нарушение правил в Брестской крепости–это правило?
Несмотря на предупреждающие таблички о штрафе от 10 до 20 базовых люди устраивали фотосессии на руинах. Мне, как фотографу, это кажется верхом безвкусицы. Не пойму, откуда пошла мода на такие съёмки? Опять же, если хоть немного задуматься, каков смысл этого места, то всякое желание улыбаться или томно изгибаться на руинах пропадает начисто.
Нарушение правил в Брестской крепости–это правило?
Наверное, больше всех удивила учительница, которая привела на экскурсию свой класс. Она построила ребят возле монумента «Жажда» и с трагизмом в голосе рассказывала детям о том, как после начала войны из строя вышел водопровод, а вода была жизненно необходима защитникам крепости. Как страдали раненые от жажды. Как все попытки достать драгоценную воду из реки заканчивались смертью… Повествование завершилось общей фотографией класса на память. «Залазьте на памятник!» - скомандовала педагог. Дети с криками облепили монумент, улыбнулись по просьбе фотографа и после серии «памятных» снимков продолжили экскурсию.
Нарушение правил в Брестской крепости–это правило?
Что касаемо надписей на стенах крепости, то они продолжают появляться: со свежими датами и именами «героев». Ладно стены, но как писанина могла появиться на титановых плитах «Штыка-обелиска», я не понимаю. Точнее, сам механизм мне ясен. Но вот внутренний мир этих «писателей» вызывает содрогание. А сама возможность такого поступка в, якобы охраняемой милицией крепости, и вовсе какой-то нонсенс.
Нарушение правил в Брестской крепости–это правило?
И вот тут всплывает ещё один важный вопрос: для чего в мемориале несет охрану милиция? Кто, что и от кого охраняет? Проходя по установленному маршруту, милиционер ничего не замечает. Ни детей на руинах и монументах, ни рыбаков, ни велосипедистов. Нет полномочий? Плохое зрение? Или просто нет желания возиться? Средний палец ведь никто не показывает, зачем же реагировать?
Нарушение правил в Брестской крепости–это правило?
Тут впору поднять вопрос о целесообразности нахождения в Брестской крепости поста милиции. Я поинтересовался у проходящего офицера, был ли кто-нибудь оштрафован за тот год, когда в крепости появились предупреждающие таблички о штрафе. Наверное догадываетесь, каков был ответ: к административной ответственности никто не привлекался. Ни рыбаки, ни любители селфи, ни велосипедисты, ни собаководы (к слову, выгул собак на территории комплекса запрещен, как и катание на скейтбордах и роликовых коньках).
Нарушение правил в Брестской крепости–это правило?

Нарушение правил в Брестской крепости–это правило?
Я не понимаю, что случилось с обществом. Откуда-то появились невоспитанные дети или #онижедети? Малыши у нас на самом деле прекрасные. Просто никто им не объяснил, что можно, а что нет. Т.е., проблема всё-таки в родителях, которые позволяют своим чадам все, не рассказав, что Мемориал – это, по сути, кладбище. Место огромной трагедии, боли, страданий. Представьте такое поведение в Хатыни. Или на гарнизонном кладбище в Бресте. Сложно, правда? Однако, на территории крепости это - в порядке вещей. Ко всему прочему, скоро заканчивается время Великого Поста, и начнутся свадьбы - с музыкой и танцами в кафе «Цитадель». Больная тема, которая освещалась не раз, однако никто из градоначальников так не прекратил этот бардак до сих пор.

По моему мнению, с которым, возможно, многие согласятся, Брестской крепости не хватает своей собственной службы безопасности, вместо бездействующей годами милиции. Именно служба безопасности должна следить за всем происходящим и привлекать к установленной ответственности нарушителей внутреннего порядка. Двух-трёх штрафов будет достаточно, чтобы запустить «сарафанное радио» и прекратить поток бесконечных нарушений. Да и постоянно курсирующие по экскурсионным маршрутам охранники, окажут нужный психологический эффект. Достаточно просто перенять европейский опыт охраны исторических объектов. Что может быть проще, чем воспользоваться готовым алгоритмом? Попробуйте полазить по руинам афинского акрополя или нацарапать что-то на древнем замке во Франции. Обратная реакция не заставит себя ждать.
Нарушение правил в Брестской крепости–это правило?
Видеонаблюдение за объектами также не будет лишним. Дабы штык в центре крепости не превратился в доску объявлений, где Колян, Лёха, Саня и прочие станут оставлять свои автографы. Кстати, камеры наружного наблюдения в крепости есть. Одна из них находится возле монумента «Жажда». Но для чего она там? Народ как лазил на монумент, так и лазит, несмотря на предупреждающую о штрафе табличку.
Нарушение правил в Брестской крепости–это правило?
Если не предпринять срочных мер, то дальше будет только хуже. Чем лояльнее относиться к мелким нарушениям, тем быстрее вырастет их число, а затем количество перерастёт в качество. Нарушения будут всё грубее, а поведение людей всё развязнее.

Можно, конечно, перенести мемориальную часть, Вечный огонь и захоронения на гарнизонное кладбище. А в крепости снять все запреты и сделать из неё парк, центр досуга со скейт - рингом. Слишком радикально? Может быть. Но так, как мы относимся к Мемориалу сейчас, совсем нас не красит. А лишь демонстрирует гостям города, что брестчане с каждым годом всё меньше чтят Память павших и теряют уважение к своей истории.
Нарушение правил в Брестской крепости–это правило?
P.S.: Господа руководители, дальше так продолжаться не должно! В вашей компетенции прекратить все это и навести порядок. Мне искренне хочется верить, что Память, о которой так много и пафосно говорится 9 мая и 22 июня в крепости , для вас не пустой звук.
Нарушение правил в Брестской крепости–это правило?
Его именем названа улица Бреста
В послевоенное время многие улицы нашего города были переименованы. Чаще им давали идеологически верные названия. А какая идеология была в СССР, надеюсь, помнят многие. В то время было принято называть улицы в честь важных событий либо именами героев революции, соц. труда или войны.

В этом блоге мне не хотелось бы затрагивать такую тяжелую тему, как соответствие названий улиц Бреста современности. Это тема очень долгая, и демагогию можно разводить сутками, оспаривая ту или иную точку зрения. Все-таки СССР уже давно не существует, и некоторые названия улиц не совсем увязываются с сегодняшним временем, но речь не об этом.
Его именем названа улица Бреста
Есть в Бресте улица Фомина. Не скажу, что бываю там часто, однако проезжать иногда приходится. И каждый раз, проезжая по ней, я задаюсь одним и тем же вопросом. Но об этом чуть позже.

Расположена эта улица в западной части Бреста - от улицы Героев обороны Брестской крепости, вдоль городского парка, до улицы Гоголя. С недавних пор получила продолжение в сторону ТЭЦ. Старое название – Тереспольская. Современное свое название получила в 1965 году в честь защитника Брестской крепости Ефима Моисеевича Фомина.

В этот же год, отмечая исключительные заслуги защитников Брестской крепости и в ознаменование 20-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне, Президиум Верховного Совета СССР указом от 8 мая 1965 года присвоил Брестской крепости почетное звание «Крепость-герой» с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Нет сомнений, что многим известно, какую роль в обороне Брестской крепости сыграл этот человек. В 1941 году Фомин находился на должности зам. командира по политчасти 84-го стрелкового полка, дислоцировавшегося в Цитадели. Являлся одним из руководителей обороны крепости. С 24 июня - зам. командира сводной боевой группы. Был пленен немцами после подавления последнего активного очага сопротивления на территории Цитадели 26 июня. Далее судьба неизвестна. По версии Мемориала, расстрелян у Холмских ворот. Указом Президиума Верховного Совета СССР, в 1957 году награжден орденом Ленина посмертно.
Его именем названа улица Бреста

Но вернемся к улице. Итак, мы понимаем, что Фомин - одна из основных фигур в обороне Брестской крепости, и его именем была названа одна из улиц Бреста, как дань Памяти этому герою.
Его именем названа улица Бреста

Его именем названа улица Бреста
Сегодня по этой улице курсирует городской автобусный маршрут №5, есть две остановки. Правда, несложно представить, о чем думает человек, когда ждет транспорт в непогоду на остановке без навеса.
Его именем названа улица Бреста
В свое время «Горсвет» создал на этой улице экспозицию старых фонарей. Что вызвало большой интерес, как у местных жителей, так и у гостей Бреста. Однако в настоящее время все находится в весьма запущенном виде. Да и самой организации на этой улице уже нет. А в это время на многих сайтах туристические фирмы настойчиво рекомендует всем, кроме знаменитой аллеи, посетить еще и музей фонарей по улице Фомина.
Его именем названа улица Бреста
Что касаемо асфальтового покрытия, тут, конечно, нет слов. Не скажу с уверенностью, когда его меняли здесь, но понятно, что было это в незапамятные времена. Что такое тротуар, на этой улице давно уже не знают, а ведь здесь есть несколько жилых домов и склады таких широкоизвестных в городе компаний, как «Продтовары» и «Складъ».
Его именем названа улица Бреста
Бордюры давно пришли в негодность и рассыпались, а ямы и бугры на дороге придают поистине аутентичный вид данному участку улицы. Такое чувство, что только-только рассеялся дым пожарищ, и Брест-Литовск покинула последняя колонна отступающей армии вермахта под звуки артиллерийской канонады. И ничего с тех пор так и не изменилось.
Его именем названа улица Бреста
Тут впору задать вопрос мне. А ты, автор, только здесь заметил проблему на дороге? Есть улицы в городе, которые после зимы выглядят еще хуже! И я соглашусь, конечно, есть улицы и похуже, и наши городские власти, возможно, все это исправят в скором времени. По крайней мере, речь об этом велась. Да вот только не каждая улица названа памяти героя Брестской крепости…

Теперь о вопросе, которым я постоянно задаюсь, проезжая по улице Фомина. Мне одному кажется, что то состояние, в котором пребывает улица сегодня, это довольно странное проявление Памяти?
Прощание с Интендантским городком
Да, самое настоящее прощание! Пришло время навсегда исчезнуть с лица брестской земли и этой частички нашей истории. Начался демонтаж построек бывшего Интендантского городка со стороны улицы Папанина. Пишу с горечью, так как теплилась надежда, что какую-то часть этих зданий не разрушат и приспособят под что-нибудь полезное. Но, увы... Современность не даёт второго шанса зданиям с более чем столетней историей. Печально…

В прошлом году на Реальном Бресте был опубликован материал, рассказывающий об этом месте. Коротко напомню. Интендантский городок Брест-Литовска занимал часть города от улицы Пушкинской, вдоль железнодорожной ветки на Киев, до улицы Шоссейной (пр-т Машерова). Был построен в период 1875-1880 г.г. На территории городка, в здании одного из складов, когда-то располагалась церковь в память Преображения Господня. С 20-х и до осени 39-года прошлого века, в этих зданиях размещался 4-й бронетанковый батальон войска Польского. Подытоживая, скажу, у этого места очень интересная и необычная судьба. Была…

Прощание с Интендантским городком

Прощание с Интендантским городком

А теперь вернёмся в настоящее. Шум, пыль, в одном месте отрывают кровлю, в другом снимают столярку и балки перекрытий, в третьем разбирают стены на кирпичи. Работа кипит!

Прощание с Интендантским городком

Прощание с Интендантским городком

Сам собой напрашивается вопрос: а куда этот кирпич отправится потом? Многие посчитают, что это вопрос риторический )) Как правило, такой кирпич испаряется. Как утренняя роса. Однако, при грамотном подходе, его можно было бы использовать для реставрации старых зданий. Особенно построек в Брестской крепости. В отличие от любого, даже самого дорогого современного кирпича, этот уже проверен временем, и можно с уверенностью сказать, что ничего с ним еще лет 200 не станет, а то и больше. Тем более покупать его не надо, он уже есть в избытке. Бери и пользуй. Однако его грузят на самосвалы и как строительный мусор вывозят в неизвестном направлении, для подсыпки чего-то, как мне чуть позже пояснили.
Прощание с Интендантским городком

Появление человека с фотокамерой, как я уже писал ранее, всегда вызывает повышенное внимание на любом объекте. Однако в этот раз, на удивление, к моему визиту на рабочей площадке все отнеслись с пониманием. Никто не задавал глупых вопросов и не отправлял в стройтрест за разрешением на съемку. Выслушав, бригадир вручил мне каску и разрешил снимать все, что заблагорассудится, раз это нужно для истории.

Многие рабочие спрашивали, что тут было? И я рассказывал об истории этого места, о том, какие части стояли в разные года и периоды, какие известные личности посещали (Юзеф Пилсудский, Станислав Булак-Балахович). Кто-то из рабочих высказывал сожаление о том, что столь интересный объект идёт по снос. Были и такие, кто предлагал построить здесь кабак в старом стиле (каждому своё). Некоторые восхищались качеством того, как строили в те времена (основательный фундамент, крепкая ровная кладка, надёжный раствор, «неубиваемый» кирпич).
Прощание с Интендантским городком

Причем стоит отметить, что кирпич для строительства Интендантского городка был изготовлен на том же кирпичном заводе в Гершонах, где производили и кирпич для строительства крепости. Все они имеют клеймо БЛК (Брест-Литовская крепость).

На стройплощадке ко мне подошел один молодой парень, представился Александром, отвел меня в сторону и показал огромный фрагмент кровли, только что сорванный с крыши, на котором красовалась печать польской фирмы-изготовителя! Признаюсь, много чего видел, но никогда бы не подумал, что кровля с польских «часув» до сих пор могла пролежать на крыше и остаться в таком прекрасном состоянии! Однако – это факт. Умели раньше делать.
Прощание с Интендантским городком

Huta Będzin – металлургический комбинат в городе Бендзин, Польша. Был основан в 1889 году.

Я посетовал на отсутствие болгарки, сказав, что неплохо бы этот фрагмент вырезать, и предложить Брестскому краеведческому музею, если их такая находка заинтересует. Саша попросил подождать немного и удалился. Через 10 минут в его руках была болгарка и удлинитель. А еще через две минуты фрагмент кровли с историческим штампом оказался в моих руках! Позитивный и бескорыстный человек Александр, спасибо тебе!
Прощание с Интендантским городком

И тут сам собой возникает еще один вопрос. А почему при разрушении исторического здания, не присутствует археологический надзор? Ведь, как правило, при уничтожении старых построек всегда что-то находят. Порой, это не только старые клейма и штампы, а гораздо более ценные предметы. Или городу ценности не нужны?
Прощание с Интендантским городком

Это, наверное, впервые, когда я не знаю, чем закончить блог. Набираю «многабукав» и потом удаляю их, набираю и удаляю. Хотелось бы закончить как-то философически (как выражался герой фильма «Афоня»), но не получается. К чему тут демагогия, когда все уже решено и процесс уничтожения запущен? Написать еще раз про историю и про то, что эти старые камни требуют уважения? Что это уникальный пример военного зодчества 19 века и при желании объект можно приспособить под что-то толковое, кроме автомастерских, которые тут были? Кто услышит? А услышит, поймет ли ценность? Вряд ли. Ведь здесь запланировано строительство многоэтажного дома-муравейника. А это в наше время важнее…

Наверно, мою грусть понял и разделил только рабочий Саша, который не поленился и принес болгарку. За просто так.
Прощание с Интендантским городком
Халтура в Брестской крепости или горе-реставраторы
Однажды, проезжая по московскому МКАДу, мне довелось увидеть достаточно креативный билборд. На нем была изображена необычная спецодежда (смотрите на снимок ниже), и подпись, что, дескать, некая организация принимает на работу строителей разных специальностей, номера телефонов, факс, сайт. Но, самое главное, было написано и выделено крупным текстом: «Такие работники нам не нужны!!!»
Халтура в Брестской крепости или горе-реставраторы
А сегодня мне довелось наблюдать интересную картину в нашем городе, которая вызвала немало вопросов…

Забегая вперед, хочу сказать, что после увиденного, мне стало вполне понятно, для кого нужны именно такие строительные робы.

Несколько лет назад, в Мемориальном комплексе «Брестская крепость-герой» на руинах бывшего здания Арсенала проводились реставрационные работы. Об этом писали местные СМИ. Тогда еще говорилось о том, что это только начало грандиозных работ, что будет заменена кровля руин, которую уложили еще в советское время, и теперь она дает течь. Это, в свою очередь, наносит вред старой, еще царской кладке, от чего под угрозой разрушения исторические подвалы, в которых героически вели боевые действия советские солдаты, воины 333-го стрелкового полка и других подразделений в июне 1941 года.
Халтура в Брестской крепости или горе-реставраторы
Далее, по словам руководства Мемориального комплекса, за счет средств Союзного государства планировалось подвергнуть реконструкции сами подвальные помещения, дабы, как и в далекие советские времена, сотрудники Мемориального комплекса могли возобновить по ним туристический маршрут. Приведу небольшую выдержку из интервью директора МК «Брестская крепость-герой» Г.Г.Бысюка: «Союзных денег должно также хватить на завершение ремонта подвалов казарм 333-го стрелкового полка. Там планируется организовать экскурсионный маршрут с элементами экспозиции»
Халтура в Брестской крепости или горе-реставраторы
Когда-то туда водили туристов. И это была эффектная часть экскурсии. Когда посетители крепости опускались в подвальные помещения крепостных казематов, в реальные условия, в которых оказались люди в далеком 1941 году, понимание прошлых событий становилось ярче, а трагизм ситуации намного понятнее. Идея хорошая, тут слов нет. Однако с реализацией этого проекта, видимо, что-то не задалось. Работы были остановлены и не возобновлены по сей день.

Спустя несколько лет из-за отсутствия изоляции кладка на кровле новодельных «руин» начала осыпаться. Кирпичи можно просто поднять рукой, без какого-либо усилия. Вся работа предыдущих лет пошла насмарку! Никому нет дела, что кирпичи валяются под ногами, свисают с новодела. Кто-то очень хозяйственный уже аккуратно укладывает их в стопочку. Как раз к началу дачного сезона. Стяжка, если это можно так назвать, вся вздулась и просто лопнула от влаги, превратившись в крошку. А ведь прошло всего несколько лет, если не ошибаюсь…
Халтура в Брестской крепости или горе-реставраторы

Халтура в Брестской крепости или горе-реставраторы
Знаете, я не строитель. Скажу больше, далек от всех нюансов современного строительства. И если этот блог прочтут квалифицированные строители, очень хотелось бы услышать их мнение на сей счет. Я не понимаю некоторых вещей.
Халтура в Брестской крепости или горе-реставраторы
Неужели в 21 веке, в эру передовых технологий, наши реставраторы остались на уровне неандертальцев? Как так получается, что крепостные стены, построенные сто с лишним лет назад, выстояли две мировые войны, прошли пожар, два штурма и стоят до сих пор, а мы не в силах их подлатать? Почему те строители, с примитивными инструментами и материалами смогли построить на века, а наша работа - чистой воды халтура?
Халтура в Брестской крепости или горе-реставраторы
Знаете, я лично знаком с директором Мемориального комплекса Г.Г. Бысюком. Григорий Григорьевич действительно радеет за вверенную ему территорию, но усилий его одного мало.

Как получается, что на объекте Республиканского значения, которым является Брестская крепость, работают «специалисты» такого уровня, у которых кладка осыпается через два года? Ну неужели мы не можем пригласить для этого действительно настоящих специалистов, для которых не подходят строительные робы на фото (см.выше)? И если в ТАКОМ месте люди позволяют себе халтурить, не понимая всей ответственности, то, что ждёт нас впереди? Домики из соломы и сухих листьев, как в сказке «Три поросёнка?» Обидно, честное слово, за нас и за нашу новую ментальность.
Последний из «могикан»
Только речь пойдет не о герое романа Джеймса Фенимора Купера, а всего лишь о почтовом ящике, который мне посчастливилось повстречать сегодня. Почему посчастливилось? Наверно потому, что этот почтовый ящик не такой, как все современные. Он особый. Таких больше не осталось. Это почтовый ящик эпохи СССР! Который благополучно прописался на территории бывшего ДСК в микрорайоне «Восток».

Последний из «могикан»

В советские времена не было мобильных телефонов и отправлять весточки близким приходилось другим способом. СМС тогда писали на тетрадном листике, аккуратно складывали, упаковывали в заранее купленный на почте конверт, приклеивали марку, писали адрес и опускали в любой почтовый ящик, которых на улицах нашего города было достаточно. Обязательно надо было заглянуть туда, приоткрыв приемное окошко. Мало ли ))

Выглядел он брутально, если можно так сказать. Плотные стальные пластины были надежно соединены между собой. Тиснёная надпись на лицевой стороне - «ПОЧТА», приемное окно с полукруглой задвижкой и обязательный атрибут - герб Советского Союза из белого пластика. Бывало, эти гербы с почтовых ящиков отрывали вандалы. Оно и понятно, в то время тащили все, что плохо лежало, висело, стояло. А еще ради забавы хулиганы бросали в почтовый ящик подожженную спичку, и тогда на месте сгоревшего, появлялся новенький ящик. В ближайшую школу приходил участковый и выполнял профилактическую работу с подростками.

Последний из «могикан»

Когда в 2012 году мы собирали материал для фотопроекта «Советский Брест - 20 лет спустя», нам пришлось объездить практически все закоулки Бреста, посетить многие предприятия и учреждения в поисках советской символики. Этот почтовый ящик я тогда не увидел, однако такой же удалось найти на территории Брестской дистанции ЖД путей (надеюсь правильно написал), но через полгода его заменили на новенький, современный "Белпочта".

А сегодня пришлось посетить бывший ДСК. Мой взгляд случайно, а может и нет, упал именно на эту стену, где я и обнаружил еще один артефакт времен СССР. Камера была со мной, и я обратился к сторожу на КПП с вопросом, могу ли я сделать фото? И тут мне повезло второй раз. Обычно человек с большим фотоаппаратом у многих вызывает опасения. Его никуда не пускают и не дают ничего сфотографировать, ссылаясь на отсутствие начальства, у которого надо брать «добро» на съемку.

Последний из «могикан»

Сторож на проходной задал ожидаемый, стандартный вопрос: «А зачем тебе это?» Мне пришлось объяснить, что дескать, это скорее всего последний советский ящик и мне надо его просто сфотографировать для истории. В отличии от многих своих коллег, этот оказался с пониманием, сказав: "Ну какой разговор. Если для истории, заходи, снимай". Он открыл ворота, впустил меня на территорию, вышел сам из здания КПП, посмотрел на ящик, почесал затылок и выдал: «Сколько тут работаю, никогда внимания не обращал, что он советский».

Последний из «могикан»

А надо бы. Нужно иногда обращать внимание на мелочи, даже несмотря на те непростые события, которые сейчас будоражат общественность Бреста.

Этот последний советский почтовый ящик, на мой взгляд, достоин стать экспонатом для краеведческого музея Бреста. Иначе его просто могут заменить на новенький Белпочта и отправить в чермет. Однако все тот же сторож успокоил меня и поведал, что «почту, которую нам привозят, отдают в руки адресату, в администрацию. Ящик этот давно уже корреспонденции и газет не видел, поэтому его приемное окошко закрутили саморезом. Снимать не планируют. Красим его периодически».

Надеюсь, что так и будет. Почтовый ящик – пенсионер будет и дальше существовать на этом свете, не давая забыть, что когда-то была иная эпоха. А сегодня он остался один – последний из «могикан».

Последний из «могикан»
Кто возьмёт билетов пачку!
Кто возьмёт билетов пачку!

Известная фраза из культового советского фильма, которой зазывал покупателей продавец лотерейных билетов. Правда не совсем понятно для чего разыгрывали водокачку ))) Ну, судя по всему, это слово просто удачно ложилось в рифму.

Посмотрите на это фото. Довольно обычная картина для Бреста и других городов в советское время.

Кто возьмёт билетов пачку!

Вспомните, в СССР лотерейные билеты продавали в любом магазине, киоске и на раскладных столиках как в фильме «Бриллиантовая рука». Их вручали на сдачу и в нагрузку к особо дефицитным товарам. Они были на почте, в сберкассах и в любом привокзальном буфете. А тем несознательным советским гражданам, которые их добровольно не покупали, лотерейные билеты выдавали вместе с зарплатой, либо, как грозила героиня Нонны Мордюковой, отключали газ : ) Частенько распространителями билетов выступали партработники, секретари комсомольских ячеек и профорги предприятий. Словом, охвачены были практически все слои населения. И никто особо не возражал, ну мало ли, а вдруг...

Кто возьмёт билетов пачку!

Каждый надеялся на выигрыш. А в то время можно было выиграть автомобиль. Что собственно и случилось с моим тестем. В 1976 году, когда он служил на космодроме Байконур, в одном из туров лотереи ДОССАФ (см.выше) Валерию Фёдоровичу посчастливилось выиграть автомобиль марки «Москвич» последней модели! )))

Кто возьмёт билетов пачку!

Газеты с опубликованными результатами тиражей пользовались неизменной популярностью, а в сберегательных кассах лежали специальные подшивки таких газет с прошлыми результатами. А каких только лотерейных билетов не было, просто на любой вкус. Их выпускали каждый месяц, а также к любому празднику, будь то международный женский день или очередная годовщина революции. Самой распространённой общесоюзной, безусловно являлась упомянутая выше лотерея ДОСААФ. Она выпускалась каждый квартал, также были и традиционные праздничные выпуски, на День Победы или на 23-е февраля. Наверно многие за нас мужчин еще помнят, как такие лотереи дарили нам одноклассницы в честь праздника? Ну, а мы в свою очередь им к 8 марта. И потом всем классом проверяли таблицу выигрышей ))

Кто возьмёт билетов пачку!

А ведь кроме них существовала ещё огромная масса других лотерей. Спортивные и конкретно футбольные или же туристические, если кто-то не любил футбол. Иногда перед очередным динамовским матчем, на нашем брестском стадионе "Динамо", проводили розыгрыш очередного тура, где под ликующие крики толпы объявлялся номер счастливого билета.

Кто возьмёт билетов пачку!

Лотерейный билет. Брест-над-Бугом. 1938 год.

Так же были отдельные серии художественных или книжных билетов для неспортивной части населения. Смысл заключался в том, что просто купить редкую серию книг было невозможно, все было привязано к лотереи. Наверное, чуть ли не каждый мало-мальски крупный город считал делом чести выпустить хотя бы одну «настоящую» лотерею. Просто благотворительную или с указанием конкретного объекта, как это было у нас, с Брестской крепостью.

Кто возьмёт билетов пачку!

Следует напомнить, что первоначально советская власть решила запретить азартные игры, к которым относились и лотереи (декретом Совнаркома в декабре 1918 года). Дескать, мы строим коммунизм, а деньги при коммунизме не нужны. Но оказалось, что без презренного металла светлое будущее если и построишь, то с очень большими потерями, и уже в 1921 году доходы от первых советских лотерей были направлены на помощь голодающим, что и демонстрирует нам этот билет.

Кто возьмёт билетов пачку!

Интересный факт, лотереи проводились в тылу во время Великой Отечественной войны! Все для фронта! Все для Победы! А для Победы требовались средства. 27 ноября 1941 года Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление о проведении денежно-вещевой лотереи. Было выпущено и распространено 140 млн билетов. Полученные деньги шли на создание военной техники.

Кто возьмёт билетов пачку!

Что нами движет, когда мы приобретаем очередной билет? Наверно азарт в первую очередь, ну и конечно надежда на пресловутое авось. Я никогда не забуду, как вокруг одного азартного игрока столпился народ. Дело было в 80-х, возле входа на колхозный рынок, где располагался ларек «Спортлото». Норковая шапка, дорогая дубленка, по словам его друзей, мужчина вернулся с Севера, с заработков. Азартный игрок купил в ларьке упаковку (100шт. по рублю) мгновенной лотереи «Спринт» и с важным видом, под пытливые взгляды собравшейся публики разрывал каждый. Смысл заключался в том, что ты отрывал корешок, распаковывал билет, где внутри находился вкладыш на котором было написано, что ты выиграл. См.фото ниже. В итоге выигрышные билеты были тут же обменены на очередные, новые, пока не осталось ничего...
Водокачки в этой пачке - не оказалось :)

Кто возьмёт билетов пачку!


Автор выражает благодарность коллекционеру из Гродно Александру Ершову, за предоставленные изображения лотерейных билетов. Своему другу Игорю. А так же Александру из города Чита.
Олег Полищук +15 547 10 комментариев
Не в те ворота
Речь в этот раз пойдет о наболевшем. О нашем отношении к объектам, представляющим историческую ценность. Которые, вроде как, находятся под охраной государства. Только кто, что и от кого охраняет, не совсем понятно.

В последнее время в нашем уютном городке изменилось многое в лучшую сторону. И в большей степени я это связываю с приходом на должность мэра города Бреста Александра Степановича Рогачука, а на должность главного архитектора города - Николая Николаевича Власюка. Все чаще в местных СМИ стала идти речь о сохранении исторического наследия, а за словами последовали и действия. Работы по благоустройству руин Бернардинского комплекса, восстановление бывшего Городского сада, такое для нас редкое понятие «анастилоз», как метод реконструкции и т.д. Это, безусловно, радует.

Печалит другое. Не совсем понятно, для чего старым зданиям в нашем городе присвоили статус ИКЦ (историко-культурная ценность)? Что это значит? Пустая табличка? Надпись для красивого словца? Было ли хоть раз такое, чтобы кто-то понес ответственность, как это предусмотрено законом, за причинение вреда этим объектам? Не припомню таких процессов… Не берем в расчет подростков с баллончиками краски и их мазню на стенах.

И получается, что мы вроде как лицемерим сами перед собой. Вешаем охранную табличку на здание, которая должна по сути защищать его от любых незаконных действий Человека Разумного. А в то время собственники или того хуже арендаторы упорно ничего не замечают и делают, что хотят.

Не в те ворота

Пример - бывшая Лютеранская кирха на улице Карла Маркса. Антенны оператора сотовой связи и рекламный баннер. Разве такого отношения заслуживает этот исторический объект?

И вот свежий пример. Здание польской постройки 1925 года в историческом центре Бреста, на углу улиц Пушкинская - Карбышева, имеющее охранную табличку и представляющее собой историко-культурную ценность!

Не в те ворота


Не в те ворота

Кто-то посчитал, что старые ворота 1931 года уже не вписываются в современный ритм города и решил навести порядок, как этому учили в советском прошлом. А тогда не учили реставрировать и сохранять. Тогда вызывался нетрезвый сварщик с автогеном, резалось все «под корень» и благополучно относилось на мусорку. В нашем случае - классика жанра.

Не в те ворота

Одни металлические ворота (правда, не простые, а с историей) заменили на другие. Сделали, прямо скажем, топорно, даже не подогнали верхнюю и нижнюю часть в уровень. Каков смысл этой странной замены? Для чего были потрачены средства? Чей глаз сможет порадовать эта новая штамповка?

Не в те ворота

Мы наш, мы новый мир построим ..! Звучит до сих пор отголоском спустя 25 лет…

Люди, словно дикари, не имеющие никакого представления о сохранении подобных крупиц истории для будущих поколений и не понимающие важность этого, вопросы реставрации решают при помощи автогена и помойки.

К чему мы подойдем к празднованию 1000-летия Бреста? Сложно представить, господа. Если вот так, мал по малу, мы будем терять подобные артефакты. В то время, когда цивилизованная Европа стремится всячески сохранять, мы позволяем себе вот так безжалостно и безнаказанно уничтожать аутентичные изюминки на зданиях, находящихся под охраной государства. Реставрируя по принципу «не в те ворота»…

Мне очень хочется надеяться, что я ошибаюсь, и этот блог написал, не зная, что все это временно, и добрые люди, которые радеют за исторический облик Бреста, бережно сняли эти старые ворота для реставрации и последущего монтажа на историческое место. Хотя это было бы больше похоже на чудо, чем на реальность.

Не в те ворота

Не в те ворота
Повесть о предке
Брест – удивительный город! Его не раз сжигали и разрушали, захватывали одни, потом другие, меняя власть. Но неизменным оставалось одно - местные жители. Брестчане. Те, что выстояли, пройдя все трудности и испытания. Не покинувшие в поисках лучшей жизни родной край навсегда, а продолжающие жить на своей земле. У себя дома. Это повествование без вымысла и преувеличений записано мной с рассказов моего дедушки. Это - Правда, такая, какая есть, без идеологически выверенных предложений. ХХ век глазами коренного брестчанина.

Мой дедушка Иван Григорьевич Марцинкевич родился в Брест-Литовске, Гродненской губернии, Брестского уезда в декабре 16 дня, 1905 года. По национальности он был поляком. Вместе со своей семьей - отцом Григорием, матерью Акулиной, старшими братьями Николаем, Георгием и Александром он проживал в предместье Шпановичи, в доме из деревянного теса, на собственной земле, приобретенной по купчей предыдущими поколениями Марцинкевичей.

Повесть о предке

Шпановичи поначалу были небольшой деревенькой. Но в связи с тем, что город стремительно разрастался, в начале ХХ века они стали южной окраиной Брест-Литовска. Расположено было предместье на берегу Мухавца. В его деревянных домах проживали, в основном, простые работяги: люди разных национальностей и профессий, народ своенравный и лихой. Место, где по вечерам даже околоточный не появлялся. Но, например, соседом семьи моего деда был Карл Зайдель, владелец кожевенного завода, располагавшегося неподалеку на этой же улице.

Повесть о предке

Дед мой всегда был довольно молчалив, но иногда позволял себе повспоминать свою нелегкую жизнь. Я собрал здесь эти воспоминания по крупинкам, обрывкам разговоров и встреч, и поэтому дальше поведу повествование от имени своего деда.

«Отец мой Григорий из бывших служивых, во время Русско-Турецкой войны принимал участие в боях за Шипкинский перевал, где был ранен. Из наград за службу имел «Георгия». Обучен был грамоте, за что пользовался уважением в предместье. Неграмотные крестьяне были частые гости у нашего отца, т.к. имели к нему постоянные просьбы в составлении или прочтении бумаг. А вообще-то, он держал лошадей, имел несколько бричек и занимался частным извозом по городу.

Отец всегда нам твердил, что надо выучиться грамоте, и именно поэтому, несмотря на происхождение и недостаток средств, я был определен в одну из гимназий Брест-Литовска по достижении 6 лет. Занятия велись на польском и русском языках, хотя в нашей семье мы чаще говорили на польском. Учеба давалась легко, и учиться мне нравилось! Особенно полюбились грамматика, чистописание и арифметика. Всегда имел похвалу от преподавателей, а по завершении очередного учебного года за положительные отметки получил от отца подарок - губную гармонь. «Вот закончишь следующий класс, куплю тебе перочинный нож», - обещал отец. Однако этому случиться было не суждено… Вследствие болезни отец скоропостижно ушел из жизни, это случилось в 1914 году. Схоронили его на Тришинском кладбище.

Все изменилось в начале лета 1915 года. В Европе во всю полыхала Первая мировая война. Неприятель был на подступах к Брест-Литовску, и командованием фронта было принято решение эвакуировать жителей города вглубь Империи. Таким образом, мы - четверо братьев и мать - оказались в одном из поездных составов, увозившим нас в неизвестность. А в Брест-Литовске остались заколоченный дом и мое прерванное детство. Приютом для многих эвакуированных по решению властей стал уездный город Саратов.

Саратовское Поволжье - некогда богатый край - переживал не самые лучшие свои времена. Саратов в те годы являлся главным центром формирования запасных воинских частей Империи. Практически все школы и любые капитальные строения были заняты военными. Поэтому учиться дальше, при всем моем желании, мне так и не довелось... По началу для эвакуированных были построены деревянные бараки. Но прибывающих было так много, что их стали размещать в бывших фабричных корпусах, тем более все производство было остановлено еще с началом войны. Беженцам не хватало еды и одежды. Фабричные корпуса не отапливались. Спать приходилось на полу на небольшой охапке соломы. Отсутствие бани и других условий дали свои результаты. Среди беженцев вспыхнула эпидемия сыпного тифа…

Наступила октябрьская революция. Помню, митинг был крупный в центре Саратова, народу много. Выступал кто-то. Мы с пацанами пробрались поближе, влезли на дерево и оттуда наблюдали за происходящим. Толпы гражданских, да и военных много. Какой-то невысокий человек очень эмоционально выступал с речью. Я его тогда хорошо запомнил. Его изображение потом повсюду было. В Бресте ему памятник на главной площади стоит.

После наступил голод. Наша семья перебралась из города в одну из ближайших деревень. Вероятно, это нас и спасло. Деревня есть деревня. Тут хотя бы всегда была еда. Часто ходили вместе с рыбаками. Обратно везли рыбу и соль. С этого и жили.

Весной 1922 года пришло письмо, которое мы ждали все эти годы! Наши знакомые из Брест-Литовска писали о том, что новое правительство Польши, к которому теперь были присоединены эти земли, предлагает вернуться обратно всем жителям, проживавшим до эвакуации в этом городе. Приоритет в первую очередь отдавался полякам по происхождению. Для возвращения было достаточно несколько свидетелей из числа местного населения, которые бы согласились подтвердить в магистрате города, что ты ранее проживал в Бресте. К этому времени брат Александр уже обзавелся семьей в Саратове, а Георгий уехал искать лучшей доли в Харбин. Более вестей от него не было… В июне 1922 года, мы с Николаем и матерью вернулась в родные края. Брест стал другим, он был сильно разрушен. Пока шел процесс оформления документов, жили на своем участке, в землянке. Дом сгорел во время войны. Чуть позже магистрат города выделил компенсацию на постройку нового дома.
Повесть о предке

Документ со штампом магистрата Бреста над Бугом, на основании которого было получено польское гражданство. Тот самый, где вписывались два свидетеля
.

Шло время, налаживался быт. Женились мы с братом только после смерти матери. Я работал в польской строительной фирме. А в 30-х годах устроился работать поваром солдатской столовой в военную часть, в Траугуттово, что в Южном городке. Там мне разрешали забирать домой остатки хлеба, которые солдаты недоедали. Это был нормальный, порезанный хлеб, который просто оставался на столах в конце дня. Я его собирал в мешок, отвозил домой и сушил сухари. Потом их использовали в хозяйстве (для кур). Сухарей было очень много, и, что примечательно, во время оккупации 1941-1944 г.г. они пригодились по прямому назначению, т.к. есть было нечего. Бывало, в кипяточке его размочишь, и вроде как поел. Более того, этими сухарями помогал соседям, часть из них передал партизанам, что впоследствии оказалось очень для нас плачевно.

Брест в польский период запомнился на всю жизнь, как цветущий и зажиточный город. Лучше, чем как при поляках, мы не жили. Я, работая строителем и потом поваром, смог построить еще один дом на Граевке. Он стал приданым одной из моих дочерей, а их у меня было к 1939 году две - Нина и Валя. Приобрел в семью «ровер» (велосипед) и для себя наручные часы, что являлось нормой для каждой среднестатистической семьи Бреста-над-Бугом. Купил себе новую губную гармонику и мог часами играть на ней, наблюдая, как под ее звуки смешно танцуют мои маленькие девочки. Накопили для жены на новую швейную машинку «Зингер», которая в то время стоила целое состояние. Жена шила новую и перешивала старую одежду для людей, а я открыл на дому частный ремонт обуви, чтобы было чем заняться в свободное время. На местный рынок возил и продавал овощи с огорода, которые всегда хорошо росли. Собственно говоря, кто хотел, тот зарабатывал в то время, и хватало всем. Бедными тогда только лодыри были.

Повесть о предке
1925 год
Ушел из жизни двоюродный брат Володя… Я похоронил его рядом с нашим отцом, все там же, на Тришинском кладбище. Памятники для них сделал и установил сам. Брат не дожил совсем немного, до тех времен, когда волею судьбы наш город снова оказался в центре очередных исторических событий. И новые испытания легли незримым отпечатком на наших судьбах.

В 1939 году власть сменилась, и в этот раз пришли Советы. Скажу как есть, их тут не любили, это правда. У нас была хорошая жизнь, и лишила ее нас новая война. В первое время новые власти смотрели на нас, как на зажиточных, т.е., как на врагов. Для них в диковинку было то, что у многих в городе велосипеды, и все мужчины ходят с наручными часами, а женщины красиво одеты. Я продолжал работать поваром в военной части там же, в Южном городке. Только теперь уже готовил еду для советских солдат. В скором времени в городе начались «чистки». Увозили в Сибирь порой за то, что человек нанимал в польское время для обработки земли вольнонаемных. Такие факты рассматривали, как эксплуатацию человека человеком, и этого было достаточно, чтобы причислить тебя к панам-эксплуататорам, а следовательно - к врагам пролетариата.

Пришло однажды и мое время, вызвали и меня в управление. Там предложили подписать дарственную на дом, который я построил на Граевке, в пользу нужд Красной армии. Помню, сидит, курит и говорит, дескать, у тебя есть один дом, довольно тебе, а путевочку в Сибирь мы легко обеспечим, если не подпишешь. Тут командиров селить негде, а некоторые жируют, по два дома имеют! У тебя дети, подумай.

К объяснениям, что я простой работяга и все это строил сам, за свои «кровные» и своими руками, для дочери, никто не прислушался… Пришлось подписать, другого выбора не было.

А в начале лета 1941 года, перед самой войной (36 лет мне тогда было), призвали меня на службу в советскую армию на несколько месяцев, т.н. «приписники». Всех остригли наголо, дали форму. Поскольку я имел строительные навыки, то попал в подразделение, которое строило военный аэродром около Берёзы. Работы много было. Там я и встретил еще одну войну.

Помню, как налетели немецкие самолеты и начали обстрел. Все, включая командиров, рванули кто куда, врассыпную. Рядом было пшеничное поле, вот в нем и прятались. А когда все утихло, собрались на плацу, и оказалось, что из всех командиров с нами остался один лейтенант. Куда делись остальные офицеры и часть солдат, никто не знал. На место сбора вышло нас немного. Лейтенант этот - мальчишка совсем, только учебу закончил, растерялся по началу, не знает что делать, стоит, смотрит на нас, слова сказать не может. Потом немного пришел в себя. Из уцелевшей техники нашлась одна грузовая машина. Сели в нее и поехали в Березу. По дороге снова попали под обстрел самолета. На ходу из кузова выпрыгивали и отползали с дороги. Но водитель, лейтенант наш и еще несколько человек погибли, а машина вышла из строя. Самолет этот «прошил» ее всю из пулеметов. Осталось нас в живых семь человек. Четверо солдат и трое приписников без командира и без оружия. Что делать? Решили разделиться. Солдаты пошли сами по себе, а мы - сами по себе.

Кто-то предложил возвращаться домой, в Брест. Ну, а что еще оставалось? Смекнули мы, что в военной форме оставаться опасно. В первой же деревне выпросили у хозяев старую гражданскую одежду и переоделись. На дороге, ведущей в Брест встретили колонну немецких мотоциклистов. Те сначала хотели стрелять в нас, но потом стали что-то спрашивать. А из нас никто немецкий не понимает, это потом уже научились. Спасло то, что мы начали с ними по-польски говорить, те вроде стволы опустили. Скрестили пальцы рук, изображая решетку, и говорим им, что якобы мы беглые заключенные. Тем более, все были пострижены наголо. Поверили. «Гут», - говорят, и не стали в нас стрелять, отпустили.

Чтобы снова так не попасться, спустились мы к реке Мухавец и пошли берегом. Вскоре набрели на лесопилку, где из подручных средств сделали плот. Плыли на нем только по ночам, попеременно сменяя друг друга на весле. Под утро находили укромные заросли камыша возле берега и там отсыпались. Так и добрались до Бреста.
В городской комендатуре встал я на учет, получил аусвайс и был назначен сапожником. Ремонтировал солдатскую обувь.

Через некоторое время к нам пришел родственник по линии жены (они жили с семьей в Гершонах) и говорит, дескать, приходили ко мне ночью партизаны, к стенке поставили, сказали, если не соберем им провиант, придут и убьют нас с женой и сыном. Я дал ему мешок тех самых сухарей. А родственник этот дальше пошел по хатам, где знакомые жили. Потом через железнодорожников получил для партизан фонари керосиновые. И весь этот провиант, который собрал по хатам, фонари, алкоголь, медикаменты, повез партизанам. Как и было оговорено, телегу с лошадью оставил на опушке леса, а сам вернулся домой.

Через некоторое время случилось то, чего так боялись. Выдал кто-то его... Как потом рассказывали местные, немцы долго не церемонились, быстро допросили, да и расстреляли их вместе с женой прямо возле дома, в Гершонах. Сын у них был, 7 лет, Лёва. Искали немцы и его. А ночью слышу стук в окно, выглядываю, Лёва этот стоит. «Дядя Ваня, меня ищут, что мне делать? Я да вас прибёг» - говорит. Прятали мы Лёву этого неделю в стогу сена, в нашем амбаре. Как стемнеет, носил ему покушать и водички еще на день. Потом, как улеглось все, я его на велосипеде отвез к нашей родне в Котельню-Боярскую. Лёву ростили всей родней. Я и после войны всегда был рядом с ним.

Однако на этом все не закончилось. Доносчик сообщил немцам еще и то, что собирать провиант для партизан помогали люди из Шпановичей. Под подозрение попали все мужчины молодого возраста. Пришли и в наш дом. Я как раз занимался починкой солдатской обуви. Ворвались, прикладом в спину, и погнали на улицу, в чем был. Дочь Нина выбежала за мной и вынесла мне тапочки. Посадили меня в грузовик, где были уже мужчины моего возраста, и повезли в гестапо. На допросе офицер рукояткой пистолета выбил мне два зуба и порвал губу. Потом еще избивали. Но, сказать-то нечего было, я ведь в самом деле ничего не знал. После такого «разговора», нас всех посадили снова в грузовик и повезли за город, на территорию старого, разрушенного форта.

Вечер уже был, смеркалось. Поставили нас перед ямой, в ней уже убитые лежали. Много людей. Помню, лежат трупы, слегка землей присыпаны, а земля над ними как живая, слегка шевелится. По восемь человек поставили в ряд. Страшно, люди плачут. Кто-то мочится непроизвольно. Пулемет на таком станке специальном стоит, и солдаты с ружьями в сторонке курят. Шутят между собой что-то, смеются. Офицеры отдельной группой собрались, один все что-то кивал в нашу сторону, потом другой рукой махнул и приказал нас обратно в машину усадить. Не знаю причины, почему не расстреляли, может решили на другой день отложить… Понимаю одно - судьба была жить.

Привезли нас в лагерь уже затемно. Он находился на территории старых складов, что возле Кобринского моста. Это не совсем был лагерь, больше, как пункт временного содержания. В нем находилось большое количество местных жителей. Тюрьма-то переполнена была. Обнесено было все в несколько рядов колючей проволокой. В самих складах не было ничего, только голый пол. Принесли какую-то баланду… От нее в прямом смысле пробрало. Попросился я у караульного в уборную. Она на улице была, у забора. В это время как раз ливень был сильный, вот караульный и отпустил меня одного. И тут как-то сам собой возник один план. Когда я бежал к уборной, увидел, что часовой стоит, укутавшись в плащ, прячется от сильного бокового дождя и ветра. Так я залез на крышу этого туалета, он деревянный был на несколько отделений. Как мог, разбежался и перепрыгнул несколько рядков натянутой проволоки. Упал, лежу и не дышу. Потом голову поднял осторожно, смотрю, а часовой как стоял, так и стоит, прячась от ливня. Дождь и ветер мне помогли. Пробрался я домой огородами, собрал детей и жену, кое-какие пожитки, запряг телегу, и уехали мы к своим родственникам в Котельню-Боярскую. Первое время прятались. Потом вроде улеглось, и никто меня не искал. Там и пробыли до конца оккупации.
Повесть о предке
Набережная Францыска Скорины. В прошлом Шпановичи.

Когда немцы ушли в 1944 году, мы вернулись в наш дом в Шпановичи в тот же день. Картина перед нами предстала ужасная! Пока нас не было, в доме жили немецкие солдаты. Так вот ни о какой пресловутой немецкой аккуратности не было и речи! Повсюду грязь, разбросанная одежда, разная амуниция, шинели валяются. В спешке, видимо, собирались, так и побросали все. Тогда впервые появились русские солдаты на нашей улице. Освободители. Вид у них был ужасный - измотанные, грязные, многие без нормальной обуви, в обмотках каких-то рваных. Пришли на реку помыться. Это сейчас тут пляж сделали, а раньше-то было общественное пастбище - на лугу коров местные пасли. А у наших соседей в хозяйстве был кабанчик, так вот солдаты советские нарисовали ему углем на боку свастику, отрезали у живого кабана кусок бедра и пустили его бегать по этому лугу. Тот визжит от боли диким криком, а этим смешно. Чуть позже, когда натешились, забили его.

После войны я продолжал работать строителем. Из самых значимых для меня работ стало, пожалуй, участие в строительстве нового здания ЖД вокзала. У меня родились еще две дочери Вера и Галя. Всех выдали замуж. Растили с женой внуков. Просто жили…»

P.S. Мой дед, Иван Григорьевич, ушел из жизни в 1990 году, не дожив совсем немного, до очередной смены власти. Но старик был и к этому готов, у него в этом плане был большой жизненный опыт и всегда наготове мешок сухарей, который постоянно хранился у нас в кладовке.

Повесть о предке
Олег Полищук +25 1308 42 комментария
Крепость на каникулах
По уже сложившейся традиции, в разгар новогодних праздников, один из самых популярных туристических объектов Беларуси - Брестская крепость - принимает своих многочисленных гостей. Вот и мы всей семьей решили сегодня прогуляться в этом историческом месте, благо живем не так далеко.

Крепость на каникулах

Даже несмотря на достаточно холодную погоду в крепости многолюдно! Паркинги заполнены автомобилями. География на номерах представлена достаточно широко. В основном это гости из наших стран-соседок Литвы, Польши, Украины и России.

Крепость на каникулах


Крепость на каникулах


Крепость на каникулах

На главном паркинге организована работа нового экскурсионного бюро от МК «Брестская крепость-герой», работают кафе и сувенирные лавки. На территории комплекса открыты все музеи, свою вахту несет «Пост№1». Кафе «Цитадель»,видимо, учло неудачный опыт последних лет и в этом году подготовилось основательно. На время новогодних каникул штат обслуживающего персонала усилен, хорошо организована работа буфета и впервые за все время я увидел в этом заведении охранника! Все улыбаются. И царит доброжелательная, по-настоящему праздничная, атмосфера, которую все-же изредка нарушают окрики с кухни ))) "Забирай чебуреки!"

Крепость на каникулах


Крепость на каникулах

Люди несут цветы к вечному огню, фотографируются или просто гуляют. Удивительно, но на протяжении экскурсионного маршрута вдоль оборонительной казармы не было замечено ни одного рыбака. Вряд ли это результат уважения к памятному месту или страх перед дисциплинарными взысканиями. Скорее, маленькое новогоднее чудо. Или, что ещё более вероятно, хорошо знакомый многим похмельный синдром. Тут уж не до рыбалки. Хотя, как сказать… ))

Крепость на каникулах


Крепость на каникулах


Крепость на каникулах

Запрещающие таблички, информирующие о том, что за фото на памятниках предстоит заплатить штраф до 30 базовых, видимо, возымели свою силу. По крайне мере сегодня нам так и не довелось увидеть кого-либо оседлавшим монумент «Жажда». Не сезон ))

Крепость на каникулах


Крепость на каникулах

В общем, прогулка по крепости во второй день нового года доставила удовольствие и подарила приятные впечатления. И на волне положительных эмоций хочется ещё раз пожелать гостям и жителям города всего самого светлого,чистого и радостного в 2017-м году!
Скорпион, который стал звездой СМИ
Недавно все СМИ Беларуси активно муссировали одну тему. Новость разлетелась с неимоверной скоростью по просторам интернета. ОНТ и другие местные телеканалы отвлеклись от брестской маршрутки с «неуставной» ленточкой и бросились на поиски подробностей. Наделал шума в этот раз скорпион. Заголовки пестрели один другого краше! «Скорпион атакует», «Житель Барановичей стал жертвой укуса скорпиона» и так далее.
Скорпион, который стал звездой СМИ
30 ноября 2016 года местный житель выбирал бананы в овощном отделе магазина Барановичей. Внезапно он почувствовал боль в руке из-за укуса. Мужчину в оперативном порядке доставили в реанимационное отделение больницы города. По предварительным данным, это был скорпион. По факту появления представителя отряда членистоногих в магазине Барановичей началась проверка.

Казалось бы, все об этом рассказали, но нет. Пытливые журналисты пошли дальше. И новые заголовки не заставили себя ждать.

Врач реанимационного отделения Барановичской горбольницы №2 Александр Немеро прокомментировал ситуацию. "Вряд ли можно утверждать, что это был скорпион, его там никто не видел. Состоянию больного ничего не угрожает", — сказал врач.

По информации другого печатного издания, медики следующим образом пояснили ситуацию: "Лежал мужчина с укусом какого-то насекомого. Конкретных данных, что это был скорпион, нет".

Несмотря на то, что еще вчера у многих новость вызывала вполне объяснимый скептицизм, доказывать, что это не шутка пришлось самим пострадавшим: за насекомым в магазин вернулась ЖЕНА укушенного! )) Она же поймала скорпиона и отдала специалистам.

Вот она, наша женщина!!! Не только в горящую избу войдет и коня на скаку остановит, но еще и голыми руками скорпиона изловит!

Корреспондент Onliner.by связался с одним из специалистов отдела оптовых поставок магазина.
— На данный момент я не могу представить, как такое произошло. Бывает, что вместе с фруктами попадается что-то экзотическое: тараканы или пауки, например. Но живность эта, как правило, мертвая, — рассказал эксперт.

Бананы, к примеру, доставляют в Беларусь чаще всего из Эквадора, Мексики, Коста-Рики. В стране производителя груз моют специальным составом, чтобы убить все живые организмы, которые могут навредить, пока товар будет транспортироваться. Затем его упаковывают и грузят в контейнеры.

И только 05.12.2016 года подтвердилась информация, что в Барановичах мужчину, который выбирал в магазине бананы, действительно ужалил скорпион. То, что экзотическое насекомое является скорпионом, было определено по внешним признакам.

Начальник Барановичской городской ветстанции Сергей Николаев: «Его размер 6-7 см, тонкий с тонкими клешнями, это вызывало опасение, что насекомое ядовитое. Обычно именно ядовитые скорпионы так выглядят», - отметил Николаев, и добавил, что фотографию насекомого было решено отправить в Коста-Рика биологу, беларусу по происхождению. Он распознал данный экземпляр как скорпиона слабоядовитого вида.

Пострадавшего выписали из больницы 2 декабря, когда угроза его здоровью миновала. Укушенный пожелал остаться инкогнито, однако пытливые журналисты нашли и опубликовали его фото из соцсетей.

Скорпион атакует только в случаях самообороны, т.е., когда ему угрожает опасность. Это рефлекс всего живого мира.

Что же стало со скорпионом, возможно, расскажет Андрей Малахов в авторской программе «Добрый вечер». По крайне мере наши СМИ не проследили, что стало с экзотическим туристом, и пока еще не вышли мемуары пострадавшего «Жизнь до и после укуса».

Из миллиарда скорпионов, только он один проделал огромный путь из Коста-Рики. Не замерз в грузовом контейнере во время перелета, выжил после обработки и проявил свой нрав, чтобы стать звездой СМИ в Беларуси!

О нем писали почти неделю! Про него снимали репортажи ведущие журналисты ТВ! Он стал героем заголовков и статей, предметом разговоров и волнений в обществе! О нем никто не вспомнит в далекой Коста-Рике, однако еще долго будут помнить в Барановичах. Скорпион – суперзвезда! О нем узнала Беларусь!

Остается надеяться, что не случится как в анимации «Диснея» о рыбке Немо и за ним не последуют его друзья на выручку.

Последнее место, где теряются его следы, это местное отделение санэпидемслужбы…

P.S. Коста-Рика. Ноябрь. +35С.

Жарко… Мне срочно нужна тень. И клешни ноют после ночной охоты. О, а вот и ящичек подходящий! Посплю часок-другой и поползу к своей скорпионихе.

Заждалась, небось…
Олег Полищук +12 907 2 комментария
отключен Javascript

Онлайн радио


Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.