Реальный Брест

Наша пиццаМеталлочерепиа, профнастил, сайдинг, ограждения, водосточные системыЦентр семейной стоматологии ДентикоРекламодателямРекламодателям

ГлавнаяО фотографе Владиславе Мартиновиче Висневском замолвим слово

О фотографе Владиславе Мартиновиче Висневском замолвим слово

Русский поданный фотограф из Брест-Литовска и первый бургомистр польского Brześc-Litewski Владислав Мартинович Висневский.

Изучая историю нашего Бреста в разные его времена, каждый раз находишь что-то новое для себя. Былое города и все, что с ним связано, становится от этого гораздо более обширным и интересным, многое узнаешь впервые.

Предисловие к знакомству

А теперь хотелось бы рассказать об одной исторической личности, которая была связана с нашим городом в разные периоды его развития. Этот человек для меня интересен тем, что он в своей судьбе соединил эпоху жизни во времени, будучи еще подданным Российской империи, затем пережил трагедию Первой Мировой войны и впоследствии стал гражданином новой Польши Юзефа Пилсудского. Еще он для меня уникален тем, что был замечательным фотографом в Брест-Литовске. 

В моей коллекции его студийные фотографии занимают гораздо больший объем, чем других мастеров «светописи» Брест-Литовска. На фотографиях его изображены как военные, так и гражданские лица людей из Брест-Литовска, а также, возможно, гости города.

Звали нашего героя Владислав Мартинович Висневский.

После долгого и кропотливого изучения мне удалось по крупицам собрать тот материал, который представляю читателю. 

Могила Владислава Мартиновича Висневского на католическом кладбище в г.Бресте по ул Пушкинской (фото автора).

Мне первому удалось обнаружить могилу Владислава Висневского и определить дом, в котором он жил и работал. 

Фотографии из архива Ефима Басина:

Внешний вид двухэтажного здания (нынешний вид) В.Висневского по ул.Карла Маркса № 74. С правой стороны этого здания была въездная арка (в советское время была заложена кирпичом). Внутренний вид подвала в здании В.Висневского по ул.Карла Маркса № 74

Только об одном пока сожалею, что еще не найдена фотография его самого. Да и полная информация о нем пока еще не обнаружена, но некоторые сведения можно уже сейчас о нем сообщить читателям.

Родом из Брест-Литовска?

Родился Владислав Мартинович Висневский 10 сентября 1874 года. Где именно, пока что мне неизвестно, но мое предположение, что он родом из Брест-Литовска.

По национальности В.Висневский был поляком. Образование получил домашнее (так записано в документах). Кто его родители и кем они были, а также социальный статус его семьи также прояснить пока что не удалось, но одно известно, что по вероисповеданию он был католиком. Как он рос и что заканчивал, предстоит еще узнать, но жизненная стезя его связала с фотографическим делом.

Кто научил В.Висневского фотографическому мастерству или он «проходил школу» у неких мастеров по данной специфике, также не известно, но, как впоследствии оказалось, стал он великолепным профессионалом своего дела.

Старт с Шоссейной

Предполагаю, что одна из первых его фотостудий появилась по ул. Шоссейной (ныне проспект Машерова) на рубеже XIX и XX веков, эта была самая оживленная и торговая улица со своими различными магазинчиками и с находившимися здесь большей частью гостиничных заведений города.

В изданном Яковом Михайловичем Хмелевским календаре-справочнике города Брест-Литовска на 1912 год указывается по поводу ул.Шоссейной: «…На месте прежних лавчонок, в особенности на главной Шоссейной улице, появились вполне благоустроенные магазины с витринами a-la Невский проспект в Петербурге…» (Данный справочник издавался в Брест-Литовске в издательстве и типографии И.Кобринца).

Я дал это краткое описание данной улицы для того, чтобы показать, насколько было выгодно с экономической точки зрения иметь на вышеуказанной улице свою фотостудию. Очевидно, господин В.Висневский знал толк в прибыльности своего дела.

Детали перемен

За время работы в фотосалоне по ул.Шоссейной название самой фотостудии неоднократно менялось, это можно увидеть на обратной стороне бланков студийных фотографий формата «визит-портрет» (10,5х6,5) или «кабинет-портрет» (16,5х10,5). Возможно, уличная вывеска фотостудии В.Висневского была написана на русском языке, но на фотографических бланках писалось на французском. Это не удивительно, ведь в то время было модно обозначать свои фирмы по-французски. Тем более что и самые престижные фотовыставки проходили в Париже, мировой столице «светописи».

Одно из первых названий фотосалона В.Висневского именовалось «Atelier Photographique W.Wisniewski a Brest-Litowsk rue Szosejna», а через некоторое время уже звучало «Photographie Arttistique V.Visnievski Brest-Litovsk rue de la Сhaussee». Молодой и предприимчивый В.Висневский, не останавливаясь на достигнутом, свой бизнес стал расширять. 

Помимо уже имевшегося у него фотоателье на улице Шоссейной он открыл еще фотосалон на улице Медовой (ныне ул. Карла Маркса), и на бланках В.Висневского появилась новая надпись «Photographie Arttistique V.Visnievski Brest-Litovsk rue Miodowa».

Почтовая открытка из собрания Юрия Куванова (г.Береза, Брестская область). Вид улицы Медовой в Брест-Литовске, начало XX  века издательства Варгафтига.

На рубеже веков

С целью экономии денежных средств и практичности господин В.Висневский упразднил выдачу фотографии с указанием адреса по отдельности своих фотостудий, на смену двум пришла одна надпись на бланке: «Photographie Artistique W.Wisniewski a Brest-Litowsk au coin de la rue Chaussenaja et Medowaja».

В то время на рубеже конца XIX и начала XX веков в Брест-Литовске довольно-таки много было уже фотосалонов, поэтому помимо профессиональных качеств надо было еще идти со временем в ногу, упрощать на бланках название фотостудий и внешнее оформление, ведь более изысканный внешний вид бланка для фотографии шел на ее удорожание.

С начала своей фотографической деятельности примерно до 1903 года фотограф В.Висневский получал из Варшавы от господина М. Елленбанда необходимые по размеру для своих фотографий бланки. На его бланках по разному указывалось имя издателя – как на русском языке «М.Елленбанд, Варшава», так и на польском «M.Ellenband, Warszawa».

Литограф М. Елленбанд жил и работал в г. Варшаве по адресу: Краковское предместье, № 40. Его фирма, в которой была литографическая мастерская, существовала с 1881 по 1903 годы. Он также имел склад фотографических материалов и принадлежностей, фабрику фотофонов и фотографических бланков, фабрику аппаратов для быстрого копирования c польским названием “Blyskawica” (на русский язык пер. «Молния»). Когда в 1903 году прекратила свое существование фирма М. Елленбанда, примерно с 1904 по 1908 годы на фотографических бланках В.Висневского уже не указан поставщик. Примерно с 1908 года поставки приходили уже из Лифляндской губернии из города Либава (ныне латвийский портовый город Лиепая), из литографической мастерской, изготовлявшей бланки для фотографов, а точнее, со складов фотографических принадлежностей господина Иосифа Покорного. На фотографических бланках для В.Висневского имя издателя указывалось на русском языке «Лит. I.Покорный Либава» и «J.Покорный Либава» (здесь видно, что имя на русском языке указывалась латинской буквой).

Покорный слуга литографии

Литограф и коммерсант Иосиф Иосифович Покорный (1862 - 1914, похоронен в Одессе) был австрийским подданным, однако бизнес свой развивал в Российской империи. Его мастерские, магазины и склады фотографических принадлежностей находились в Москве, Киеве, Одессе, Ростове-на-Дону, Либаве. Ему также принадлежало производство: фотографических пластинок "Ирис" в Москве, бристольского картона и фотографических бланков в Либаве (с 1904 года), венских паспарту, альбомов, художественных виньеток и др. бумажных изделий в Москве.

На рубеже XIX и XX веков торговый дом регулярно издавал иллюстрированные каталоги фотографических и сопутствующих товаров (в том числе "фотографических фонов и декоративных принадлежностей для павильона, а также других декоративных принадлежностей для павильона"), предлагаемых со складов фотопринадлежностей. Торговый дом И. Покорного также выпускал фотокамеры под собственным брендом, причем оптика для этих камер делалась на заказ и, по обычаям того времени, была именная (например "Rapid Aplanat №#, Jos. Pokorny"). После смерти Иосифа Покорного (умер 20 июня 1914 года), заказы фотографических бланков из Либавы для В.Висневского  осуществлялись вплоть до августа 1915 года.

На улице Медовой

Прослеживая по фотографиям судьбу фотографа В.М.Висневского, можно увидеть, что примерно с 1904 года уже не указывается на обратной стороне бланка фотосалон по ул. Шоссейной, а значится только фотостудия по ул. Медовой. Теперь на новых фотографических бланках с внешней и обратной сторон было указано название фотоателье В.Висневского оттиском штемпеля (порой называют «мастичная печать») на русском языке «Фот. В.Висневского въ Брестъ-Литъ.». Через небольшое время на бланках В.Висневского появился новый литографический отпечаток на русском языке «Вл. Висневский Брестъ Лит. ул. Медовая». На этих бланках появился  набор из трёх "медалей", которых и медалями-то назвать нельзя - это не награды фотографа, а изображения изобретателей фотографии, написанные их имена на французском языке: Даггера (Dagurre), Ньепса (Niepce) и Тальбота (Talbot).

Для ясности, кем они были, привожу небольшую историческую справку о каждом. Луи Жак Манде Дагер (фр. Louis Jacques Mandé Daguerre)  (1787 – 1851 г.г.), французский художник, химик и изобретатель, один из создателей фотографии. Жозеф Нисефор Ньепс (фр. Joseph Nicéphore Niépce) (1765 – 1833 г.г.), французский изобретатель, наиболее известен как первооткрыватель фотографии (первую свою фотографию под названием «Вид из окна» выполнил примерно в 1826 году). Уильям Генри Фокс Тальбот (англ. William Henry Fox Talbot) (1800-1877 г.г.), английский физик и химик, один из изобретателей фотографии. В основном на бланках для фотографий указывались премии и награды фотографа, полученные на различных фотовыставках, это повышало его личное общественное признание как фотографа. На бланках фотографа В.Висневского из того, что я знаю, премий и наград я не встречал, либо он их не имел. Это не говорит о том, что он плохой фотограф, просто, вероятнее всего, он не участвовал в  фотовыставках. Я думаю, что ему хватало авторитетного признания как замечательного фотографа и в самом Брест-Литовске.

Два этажа красоты

Через некоторое время господин В.Висневский на улице Медовой купил двухэтажный дом (возможно, для него построили), где на первом этаже была расположена его фотостудия. Улица Медовая в то время была шикарно обустроена кирпичными домами, преобладая изысканностью красоты каждого дома. Насколько хорошо улица смотрелась, это можно увидеть на почтовых открытках Брест-Литовска начала XX века. Зная свои польские корни, господин В.Висневский на фотографических бланках пожелал видеть свое имя не только на русском языке, но и на польском, при этом французские надписи больше никогда не употреблялись.

Бела

Любимое по душе дело стало приносить, видимо, хорошие доходы. Свою новую фотостудию он открыл не в Брест-Литовске, а в одном из городов Привислинского края (это общее название 10 губерний Царства Польского в 1867-1917 гг.) Российской империи. Этим городом оказался небольшой уездный город Бела (ныне польский город Бяла-Подляска) Седлецкой губернии. Теперь на фотографических бланках указывался адрес на польском языке «Zaklad fotograficzny W.Wisniewskiego Brzesc-Litewski ul.Miodowa dom wlasny i Biala Siedlecka, ul. Brzeska» (или писали Breska) и на русском «Фотография В.Висневскаго Брестъ-Литовскъ Медовая ул. собст. домъ и Бела Седл. губ. Брестская ул.»

Рядом с катастрофой войны

Ближе к 1911 году на студийных фотографиях В.Висневского уже не указан адрес в городе Бела, c чем это связано, мне неизвестно. Конкуренция фотографов c каждым годом возрастала, в начале XX века фотографических ателье в Брест-Литовске было много. Начиная со второй половины ХIX века и до августа 1915 года в Брест-Литовске в разное время было примерно около тридцати фотостудий. Возможно, по причине нерентабельности либо какой иной было продано фотоателье в городе Бела. Весь свой профессиональный потенциал В.Висневский решил осуществлять только в Брест-Литовске.

На фотографических бланках отдельно появились новые данные владельца фотостудии: на русском языке указывалось «Фотография В.Висневскаго Брестъ-Литовскъ Медовая ул.» и на польском языке «Fotografja W.Wisniewskiego Brzesc-Litewski ul.Miodowa dom wlasny».

Реклама фото

Фотограф Владислав Висневский для продвижения своего бизнеса не жалел денег на рекламу. Так, в календаре-справочнике города Брест-Литовска на 1913 год указана реклама фотостудии В.Висневского, написанная как на русском, так и на польском языках. Вот как писалось на русском языке: «Фотография Владислава Висневского в Брест-Лит., по Медовой ул. Принимаются заказы на все фотографические работы, а также принимаются для оправы в раме: картины, портреты и т.п. Большой выбор для рам». Как  видно из рекламы, он помимо фотографий предлагал и другие товары и услуги.

Если говорить о рекламе, то, по просьбе владельцев фотографических  студий, она  была указана на внешней и обратной стороне бланка для фотографий. Особенно красочно смотрелось на обратной стороне. В литографических мастерских по заказу заказчика изображения были различными, в обрамлении в названии фотостудии владельца с указанием  его адреса изображались необычайные цветы с листвой, фигурки ангелов, античных девушек, различные орнаменты, художественные мольберты, изображении фотокамер и т.д. По цвету вышеуказанные изображения с надписями были разными. В основном преобладали сепия (светло-коричневый), серый с оттенком голубого и светло-зеленый, на фоне бежевого, светло-серого и серого цвета бланка. На фотографических бланках В.Висневского с внешней стороны можно увидеть разные цвета его имени. На фоне серого цвета бланка под фотографией имя В.Висневского указывалась белым или черным цветом, а на фоне бежевого имя указано позолотой. Окантовка фотографических бланков В.Висневского встречается иногда белого цвета, но больше преобладает позолотой. Фотограф В.Висневский не скупился деньгами, видно желал, чтобы его бланк с фотографией смотрелся с эстетической стороны просто замечательно. В моей коллекции нет ни одной фотографии фотостудии В.Висневского, где имелась цельная на ней папиросная бумага (порой мы называем калька). Дело в том, что поверхность фотографий была уязвима для царапин, загрязнений или выцветания, поэтому с тыльной стороны на фотографическом бланке приклеивалась папиросная бумага (т.н. "фартук" или "этикет"). Наклеенная папиросная бумага на бланке была чистой или с рекламой фотостудии, она была перекинутой на лицевую сторону, предохраняя тем самым фотографию от каких-либо повреждений. Еще мне хотелось дополнить, в основном фотографии формата «визит-портрет» их дарили при знакомстве на память, а порой они служили даже удостоверениями личности, поскольку содержали фотографию владельца. Достаточно было официальному лицу сделать пометку на этой визитке, и она становилась почти заменой удостоверению личности владельца.

На рубеже 1915-го

Последнее изменение в написании адреса В.М.Висневского на фотографиях стала появляться ближе к 1915 году, указывалось теперь все вместе на русском и польском языках «Фотография В.Висневскаго Брестъ-Литовскъ Медовая ул. соб. д. -  Fotografja W.Wisniewskiego Brzesc-Litewski ul.Miodowa dom wlasny». В моей коллекции есть студийная фотография  господина  В.М.Висневского,  где написано карандашом владельца снимка «Июнь 1915», для меня это означает, что фотограф В.М.Висневский по сути до последнего находился в Брест-Литовске, пока сюда не вошли полчища военных Германской императорской армии и Австро-Венгерской императорской армии в период Первой Мировой войны в ночь с 12 на 13 августа (по старому стилю) 1915 года.

Особенности времени

Мне еще хотелось дополнить еще один интересный момент по фотографиям. Примерно c 1908 года в некоторых студийных фотоателье Брест-Литовска стали появляться фотографии, выполненные на фотобумаге размером 14х09 см. На обратной стороне фотобумаги была нанесена разметка для указания адресата, это давало возможность написать и послать ее в отрытом виде заверенной почтовой маркой кому угодно. Все это делалось это для удешевлении самой фотографии, доступности любому простому человеку сфотографироваться, а также выслать по почте, в то время как фотографии еще старого стиля «визит-портрет» и «кабинет-портрет» выслать можно было, только положив саму фотографию в конверт.

Практичность была видна налицо, но не все владельцы фотоателье этим пользовались, ведь «кабинет-портрет», «визит-портрет», «будуары», «макарты», «виктория-портреты», «миньоны», «панели» (все перечисленные названия это формат фотографии) стоили дороже, значит, было еще пока прибыльней в таком виде их продавать.

Говоря о фотографиях, наклеенных на бланки, хотелось бы рассказать предысторию зарождения такого типа. Изначально была создана фотография в форме «визит-портрет». Предположительно, в середине XIX века первым изобрел такой вид фотографий француз из г. Марселя Луи Додьер (фр. Louis Dodero). Эту новаторскую идею превратил в экономический успех другой француз – парижанин фотограф Андре Адольф-Эжен Дисдери (фр. André-Adolphe-Eugène Disdéri) (1819 – 1889). Первую свою фотографическую студию открыл в Бресте – правда, во французском. В 1853 перенес свою студию в Париж. В ноябре 1854 года Дисдери запатентовал первую «четырехглазую» фотокамеру для производства фотографий размера 10,16х6,35 сантиметров. Этот размер получил название «формат визитных карточек» (Carte-de-visites). Новый формат снискал быстрый успех. К концу 1850-х годов фотовизитки появились в ассортименте всех фотографических студиях в Европе и Америке.

О цветной фотографии

Просматривая из своей коллекции студийные фотоработы В.Висневского, я не нашел ни одной цветной фотографии, выполненной им. Почему он не прибегал к таким фотосъемках, я затрудняюсь ответить, хотя уже в странах Западной Европы в начале второй половины XX века начали фотографировать в цвете.

В 1861 году была изобретена цветная фотография, первенство принадлежит англичанину Джеймс Клерку Максвеллу (англ. James Clerk Maxwell) (1831 – 1879), британскому физику, математику и механику, пионеру количественной теории цветов, автору принципа цветной фотографии. Первооткрывателем цветной фотографии в Российской империи был Прокудин-Горский. Русский фотограф Сергей Михайлович Прокудин-Горский (1863 – 1944) ко всему прочему был химик (ученик Менделеева), изобретатель, издатель, педагог и общественный деятель, член Императорского Русского географического, Императорского Русского технического и Русского фотографического обществ. Внёс значительный вклад в развитие фотографии и кинематографии. Пионер цветной фотографии в России, создатель «Коллекции достопримечательностей Российской империи». Предположительно, что первая серия цветных снимков была сделана им в ходе поездки по Великому княжеству Финляндскому (с 1809 по март 1917 года было в составе Российской империи, а с марта по декабрь 1917 года подчинено Временному правительству России) в сентябре-октябре 1903 года. Как видно, что Россия-Матушка отставала в прогрессе развития цветной фотографии аж! на целых 42 года.

Изобретение Ньепса

В моей коллекции имеется фотография на фотобумаге студии В.М.Висневского, на ней изображены два студента, одного звали Феофан Феофанович Заранкевич, а второго Борис Николаевич Гораин. Кто-то из них сделал на обратной стороне запись: «Снимался 21 августа 1908 г. гор. Брест-Лит. Гродн. губ. Фот. Висневскаго». Для меня очевидно, что фотограф В.Висневский не особо тоже сумел внедрить новинку в свое дело, так как больше я нигде не видел фотографии его студии на фотобумаге.

Помимо В.Висневского эту новинку внедряли Брест-Литовские фотографы такие, как Зильберберг, Арон Цукерман в своей фотостудии «Модернъ» и в фотостудии «Рембрандтъ» (кто владелец неизвестно), я основывался на имеющихся в моей коллекции фотографий на фотобумаге с указанием на них фотоателье оттиском штемпеля.

История самой фотобумаги насчитывает почти два столетия. Изобретателем ее считается, как я ранее уже указывал, француз Жозеф Нисефор Ньепс.

Для того, чтобы было понятно, что такое фотобумага, хочу дать пояснение. Фотобумага - это непрозрачный материал на бумажной подложке, предназначенный для получения позитивного фотографического изображения. В 1850 году французом Луи Дезире Бланкар-Эвраром (фр. Louis Desire Blanquart-Evrard) (1802 -?) была изобретена первая фотобумага на основе алюминия. Однако алюминиевая фотобумага отличалось слабой прочностью. В 1874 году П. Маудслей в Англии сообщил о создании желатиновой фотобумаги, содержащей бромид серебра, и в 1879 Дж. Сван организовал промышленное производство этой фотобумаги. Желатина стала основой всех фотобумаг с проявлением, которые заменили альбуминную фотобумагу, и до сих пор используется в промышленном производстве.

В доме Розеса

Из того, что у меня есть из фотографий студии В.Висневского, половина военных, где больше всего групповых нижних чинов 152-го пехотного Владикавказского генерала Ермолова полка, который, как известно, располагался до Первой Мировой войны в казармах  крепости Брест-Литовска.

Личная и семейная жизнь фотографа  В.Висневского в период жизни в русском городе Брест-Литовске мне неизвестна. Но знаю, что у него была дочь-малютка Ванда (польское Wandzia), которая родилась 6 ноября 1905 года, прожив чуть более 7-ми месяцев. 24 июня 1906 года она скончалась и была похоронена на католическом кладбище, сейчас это старое польское кладбище по ул. Пушкинской.

В календаре-справочнике города Брест-Литовска за 1913 года указан Владислав Мартинович Висневский как депутат Городской Думы, которая находилась на Думской площади (ныне площадь Свободы). По моему предположению, Городская Дума Брест-Литовска находилась там, где сейчас расположены ясли-сад № 12 (дошкольное образовательное учреждение, пл. Свободы, №7).

Наряду с депутатом В.Висневским указан в справочнике депутат Ария-Лейб Беркович Варгафтиг, являвшийся владельцем книжного и писчебумажного магазина, а также он был еще комиссионером Брест-Литовских гимназий и других учебных заведений. Его магазин находился по ул. Шоссейной (ныне проспект Машерова) в доме, владельцем которого был Д.Г.Розес. Хочу отметить, что соседом его был в этом доме известный фотограф Брест-Литовска Абрам Лазаревич Стамлер, который также арендовал помещение для своей фотостудии. Есть почтовая открытка издательства А.Б.Варгафтига, где видно здание Д.Г.Розеса с вывесками фотостудии А.Б.Стамлера и самого издателя почтовых открыток. Кстати, А.Б.Варгафтиг один из первых стал выпускать почтовые открытки с ранними видами города Брест-Литовска в начале XX века. Здание Д.Г.Розеса не сохранилось, сейчас на этом месте стоит жилой дом еще польской постройки (третий этаж надстроили в советское время) № 36 по проспекту Машерова.

Из вышеуказанного видно, что господин В.Висневский не только был профессиональным фотографом, но также занимался еще и общественной жизнью своего города.

После Первой Мировой

Однако Первая Мировая война внесла новые жизненные коррективы в судьбу фотографа В.М.Висневского. После окончания войны и ухода из Брест-Литовска германских и австро-венгерских оккупантов, 9 февраля 1919 года в город вступили польские воинские подразделения Полесской группы войск генерала Антония Листовского (в прошлом генерал-майора Русской императорской армии).

Приказом военного коменданта города с 13 февраля 1919 года В.Висневского назначают бургомистром (городским головой), в помощь в работе ему были приданы шесть заседателей. На момент назначения В.Висневскому было полных 44 года.

Хочу заметить, что с приходом польских воинских частей и установлением своей власти город Брест-Литовск стал называться по польски Brześc- Litewski. Де-факто город стал польским, де-юре он как бы относился к Советской России. Изначально он относился к Российской империи в составе Слонимской, а затем к Гродненской губернии. В период Первой мировой войны с 13 августа 1915 по 9 февраля 1919 находился по оккупацией Германских и Австро-Венгерских войск и в документах он указывался по немецки Brest-Litowsk. Лишь после подписания 3 марта 1918 года Брестского мирного договора между военно-политическим блоком государств Центральных держав (Германская империя, Австро-Венгерская империя, Османская империя и Болгарское царство), Украинской Народной Республики и с Советской Россией, город перешел формально под юрисдикцию Украины и стал называться по украински Брест-Литовьск (к украинской территории частично отошла часть нынешней Брестской области с городами Каменец-Литовск, Пружаны, Пинск и др.),  правда с нахождением в нем германских и австро-венгерских воинских подразделений. Хочу еще заметить, что договор о демаркации границ между УНР и Советской Россией на переговорах подписаны не были. После поражения в Первой мировой войне блока Центральных держав в ноябре 1918 года, Брестский договор был аннулирован Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом Российской Советской Республики (это высший законодательный, распорядительный и контролирующий орган государственной власти с октября 1917 по июль 1918 годы). Исходя из этого украинский город Брест-Литовьск по сути стал городом Советской Росиии, которая являлась правопреемницей Российской империи. Только после советско-польской войны (порой ее называют русско-польской или польско-большевитской) 1919-1921 г.г., и последующим подписанием в марте 1921 года Рижского мирного договора город Brześc-Litewski и Западная часть Белоруссии законно стала территорией Польской Республикой.

Пробыл В.Висневский на должности бургомистра до 13 ноября 1919 года. Из некоторых источников мне стало известно, что его в городе уважали и ценили, так как он с пониманием дела относился ко всему. Подтверждением моих слов о В.Висневском хочу привести документ, который хранится в учреждении «Государственный архив Брестской области».

В разделе № 5 под названием «Социальная сфера (санитарное состояние города, здравоохранение, образование, благотворительность)» значится под №103 документ, он называется «Распоряжение Брестского магистрата  об обязательном посещении жителями города бани» от 19 марта 1919 года, за подписью бургомистра В.Висневского. Вот что там указано: «Магистрат г.Бреста сим объявляет, что жителям ввиду того, что распространяются сыпной тиф и заразные болезни, обязательно нужно ходить в баню. Городская баня начала действия свои с 20 марта с.г. Каждый житель обязан иметь при себе документ, что был в бане 2 раза в месяц. Для женщин баня по понедельникам, а для мужчин – по вторникам, в эти дни баня будет для самых бедных жителей бесплатно, для чего каждый обязан иметь при себе свидетельство о бедности, выданное еврейской общиной или магистратом. Платная баня по 1 марке с лица будет: для женщин по четвергам, а  для мужчин в среды, пятницы и субботы. Если кто не будет ходить в баню, то будет оштрафован и принудительно отправлен в баню». Как видно из этого документа бургомистр В.Висневский поистине относился ситуации с хозяйским трепетом и человеческим пониманием.

Впоследствии должность  президента города Brzesc-Litewska и Brzesc-nad-Bugiem была выборная и первым выборным главой города стал в ноябре 1919 года Ян Урсын-Немцевич.

Вне фотографии

Наряду с фотографами еще со времен русского Брест-Литовска, такими как Арон Цукерман и Матяс Заблуд, которые и дальше продолжали свою профессиональную деятельность при образовании нового польского государства, В.Висневский больше никогда не притронулся к прошлому делу. Это подтверждается тем, что на данный момент мне и моим коллегам по изучению брестских фотографий не приходилось ни разу встречать с периода с 1919 по 1933 годы фотографий, выполненных в фотостудии В.Висневского.

В январе 1927 года в Бресте-над-Бугом проходили очередные выборы в президенты (мэры города), на них были представлены две кандидатуры, это Цалунь Томаш и В.Висневский. Кандидат Цалунь Томаш был родом из пригорода Сосновцы (ныне город входит в Силезское воеводство, Польша), в Брест-над-Бугом был направлен в свою очередь со стороны государства в качестве комиссара по участию в управлении делами города. Кандидат Владислав Мартинович Висневский был местным, являлся председателем «Крестьянского банка».

В эти выборные дела стал вносить свою лепту Полесский воевода Ян Крахельский (польск. Jan Krahelski), он категорически не хотел, чтобы к руководству города пришел В.Висневский. Понимая, что государственный аппарат настроен против него и трудно одержать в такой тяжелой борьбе победу, В.Висневский снял свою кандидатуру с выборов. Победу одержал Цалунь Томаш.

Последние годы судьбы

На фоне вышеуказанных событий В.Висневский отошел от политической и общественной жизни города. Он стал обычным домовладельцем, сдавал квартиры в наем в своем доме. В списке абонентов телефонных сетей Польской Республики за 1932/1933 годы указан телефон № 84 господина В.Висневского и его дом № 72 по ул. Зыгмунтовской (польск. Zygmuntowska, ныне Карла Маркса), потом номер дома имел № 84.

Умер Владислав Мартинович Висневский 27 апреля 1933 года возрасте 59 лет. Похоронен на католическом кладбище в Бресте-над-Бугом (Brześc-nad-Bugiem), на том самом месте, где покоилась его доченька Ванда. На месте захоронения был установлен двухметровый мраморный крест черного цвета,  на нем указаны рождение и смерть Ванды Висневской и Владислава Мартиновича Висневского. Мраморный  крест на могилу семьи Висневских был заказан в городе Варшаве у господина Р.C.Любовецкого (R.S.Lubowieski). Его мастерская по изготовлению памятников находилась в Варшаве по улице Дикой (ul. Dzika) № 30. В данный момент могила Висневских сохранена (видны следы того, что некоторые детали обустройства могилы частично были уничтожены, а мраморной плиты на могиле вообще нет) и выглядит удовлетворительно.

Дом по ул. Карла Маркса

Из некоторых скудных сведений я узнал, что дом, в котором жил и работал В.Висневский, перешел в наследство Марии Висневской (кем она приходилась покойному, мне неизвестно). Так же, как и раньше, квартиры сдавались в наем, управляющий за ведением учета жильцов был некий господин Комосинский.

Этот прекрасный двухэтажный жилой особняк до сих пор стоит по ул. Карла Маркса № 74, практически без каких-либо изменений, время и люди пощадили это замечательное строение.

В музее Брестской крепости есть интересная фотография, выполненная примерно в начале XX века, где фигурирует двухэтажный особняк господина  В.М.Висневского. На входе здания, как видно, имелась вывеска с указанием фотосалона В.Висневского на двух языках, на русском «Фотография В.Виcневский» и на польском «Fotografja W.Wisniewski». В зимнее время в санях сидит офицер Русской императорской армии военный инженер крепости Брест-Литовск штабс-капитан Белинский Иван Осипович со своей супругой Зинаидой Петровной (дев. фам. Розанова). Вероятнее всего, их снимал сам фотограф В.М.Висневский на фоне собственного дома. Предположительно, клиентами его фотостудии могли были быть офицеры Брест-Литовской крепости такие, как Дмитрий Михайлович Карбышев, Владимир Максимович Догадин, Яков Иванович Петерсен, Антон Иванович Деникин и другие.

Что рассказал А.М.Суворов

Говоря о доме, где жил фотограф и бургомистр Владислав Висневский, мне бы хотелось упомянуть, что с 1959 по 1974 годы в этом доме рос наш брестский историк Александр Михайлович Суворов, директор издательства ООО «Полиграфика». Его издательство выпустило замечательные и известные для многих книги "Брест. На перекрестке дорог и эпох. 1019-2010", "Брестская крепость. Война и мир" и т. д.  Когда он узнал от меня, что в доме, где прошло его детство, жил и работал В.Висневский, то рассказал мне интересную историю.

В то время он с родителями жил на втором этаже. Когда ему было около восьми лет, он запомнил, что в доме проводили газ. Во время работы услышал интересный разговор рабочего. Один пожилой работник ЖЭСа (примерно ему было около 60 лет) рассказал своим товарищам, что до войны, когда Брест был еще польским городом, он приходил в этот дом по работе. Этот старик запомнил, что где сейчас находилась на втором этаже кухня, раньше была большая фотолабораторная комната. Еще одно небольшое помещение для фотолаборатории находилось на первом этаже, там же на первом этаже жил сам хозяин (фотограф). Он также рассказал, что в начале 1960-х годов приезжал родственник фотографа и осматривал этот дом.

Помнит Александр Суворов, что внутренний двор дома, где он жил, был вымощен булыжником. Во дворе дома рос большой каштан (возможно, посадил его сам В.Висневский), который нельзя было обхватить руками четырех ребятишек. Этот каштан был большой, он заслонял свет в окна дома. Также он помнит,  что когда во дворе дома проводили рабочие земляные работы, были найдены патроны и несколько небольших цинковых ящиков, в которых находились цветные бумажные листы примерно формата А-4 с указанием на них различных цифровых номиналов (может, это были купоны, облигации или какие-то документы, сейчас трудно сказать). Этими бумагами вся детвора дома играла.

Вот небольшое воспоминание, а сколько несет познавательной информации для нас и для истории города. Из вышеуказанного рассказа мне хотелось подчеркнуть один момент, а именно то, что В.Висневский, не занимаясь  фотографированием в 20-х и 30-х годах прошлого столетия, сохранил две фотолабораторные  комнаты. Вероятнее всего, он сдавал эти комнаты для проявки пленки фотографам или же сам проявлял кому-то за оплату, но это всего лишь мое предположение.

У последнего упокоения

В преддверии 140-летия со дня рождения В.Висневского я позвонил в Генеральное Консульство Республики Польша в Бресте вице-консулу Славомиру Лучаку. Узнав от меня, что В.Висневский был в свое время первым бургомистром польского города Brześc-Litewski, он связался с руководством города Бреста, чтобы совместно провести мероприятие по возложению цветов на могиле этого человека. 10 сентября на католическом или старом польском кладбище у последнего упокоения Владислава Висневского состоялась церемония памяти. Присутствовали Генеральный Консул Республики Польша в Бресте Анна Новаковска, вице-консул Славомир Лучак со своей супругой, Первый заместитель председателя горисполкома Лаптейкин Валерий Михайлович, Управляющий делами горисполкома Чернов Владимир Владимирович, ряд представителей прессы, а также я со своею женой. Очень был признателен нашим городским властям, что нашли время отдать дань памяти профессионалу своего времени, коим являлся В.Висневский.

В ходе этого мероприятия замечательные и нужные слова сказал на могиле В.Висневского Владимир Чернов: «Уважение к живым начинается с уважении к мертвым». Сказано все верно, ведь только мы можем сохранить то, что нам осталось из прошлого, чтобы передать будущему  поколению.

В завершение

Хочу выразить большую благодарность вице-консулу Славомиру Лучаку, это замечательный и отзывчивый человек, который с пониманием отнесся к памяти о Владиславе Висневском. Хочу также поблагодарить исполнительного директора «Брестского еврейского благотворительного общества» Ефима Алексеевича Басина за полезную информацию, признателен эксперту в области изучения фотографии Сергею Володарскому из г. Харькова (Украина), директору издательства ООО «Полиграфика» Александру Михайловичу Суворову, рассказавшему историю из своего детства, главному редактору газеты «Брестский курьер» Николаю Алексеевичу Александровичу в помощи редактирования текста, а также сотрудникам мемориального комплекса «Брестская крепость-герой», предоставившим из своей экспозиции фотографию Ивана Белинского.

Я думаю, что многие брестчане поддержат идею увековечения памяти Владислава Висневского, предполагающую установление на доме № 74 по ул. Карла Маркса (первоначальное название улицы было Медовая) памятной доски, а в самом доме можно было бы обустроить мемориальную комнату, и в Бресте появился бы музей имени Владислава Висневского. Получаемые вещи, документы, фотографии и т.д. о Владиславе Висневском от людей пополнили бы фонд музея. В доме можно еще обустроить фотоателье и фотолабораторию Владислава Висневского, где любой посетитель смог бы на память сфотографироваться в стилистике былых времен. На улице перед домом хорошо бы установить бронзовую треногу (штатив) с установленной на ней фотокамерой-гармошкой образца начала XX века.

Если все это можно будет воплотить, наш Брест получит новую историческую достопримечательность.

Улицу Карла Маркса я думаю нужно вернуть в первоначальное название, ведь кто для Бреста был Карл Маркс? Вот что по поводу России (хочу, заметит, что все белорусские земли в свое время входили в состав Российской империи) он писал в середине XIX века: «У Европы только одна альтернатива: либо подчиниться варварскому игу славян, либо окончательно разрушить центр этой враждебной силы — Россию». Что еще можно сказать или добавить…

Вот и еще приоткрыта одна страница истории связанная с нашим прекрасным и замечательным городом Брестом.

Буду рад, если задумка главного редактора «Брестского курьера», замечательного человека Николая Алексеевича Александрова воплотиться в реальность, в проведении выставки фотографий выполненных  в фотостудии В.Висневского. 

Обращаюсь ко всем, у кого есть какие-либо материалы (фотографии, документы, памятные вещи и т.д.) о Владиславе Висневском и о доме, в котором он жил и трудился. Прошу связаться со мной по моб. телефону 8-(033)-3289734 или написать на эл. адрес: brest-bug@mail.ru. Буду очень благодарен и признателен за любую информацию.

 

Александр Алексеевич ПАЩУК, брестский краевед, специально для социального портала Реальный Брест

 

Похожие статьи:

История БрестаДогадывался ли первый хозяин дома №4 по улице Topolowa Мейер Борщевер, какая судьба ждёт его недвижимость?

История БрестаСолдаты брестского гарнизона на предвоенных снимках

История БрестаСмертельный штопор

История БрестаСудьба человека. Часть II

История БрестаКак строили Полесскую железную дорогу — опубликованы цветные фото XIX века

Поделиться:
Комментарии (6)
Игорь # 27 октября 2014 в 02:46
+1 + -
+10 / -3
очень интересная и познавательная статья -спасибо hi смотрю на фото и думаю что надо свои фотки перегнать на бумагу -эти уже сто лет живут и будут жить а на харде век их недолог ))))
фотограф # 27 октября 2014 в 14:09
+1 + -
+5 / -3
Кому нужны будут Игорь Ваши фотки с мыльницы? Одно дело тогда, когда этим искусством владели единицы.

Гена Котяра # 27 октября 2014 в 14:22
0 + -
+7 / -3
Кому нужны будут Игорь Ваши фотки с мыльницы?
Прежде всего для себя и семьи.Я уже давно сканировал и в цифру перевёл фото и всё своё древнее видео .А если ещё дети станут знаменитостями ,то точно фотки пригодятся laugh .
Игорь # 27 октября 2014 в 17:48
+1 + -
+5 / 0
меня моя мыльница вполне устраивает )))прежде всего для себя,детей и в семейный альбом -интересно будет все это полистать лет так через надцать ...а насчет оцифровки я не согласен -кто знает как оно повернется -может цифра станет такой же редкостью как и грампластинки...а бумага переживет и нас с вами и внуков тоже v
... # 28 октября 2014 в 19:25
+1 + -
+5 / 0
Если бы наши власти, с их умение отселять жильцов из старых домов, предоставили новое этим, а в этом здании сделали музей фотографии на тему Брест...Старая техника, фото Бреста, оборудовать подвал под лабораторию и на выходе каждому желающему фото на память, в этом старом стиле...могла бы стать одна из точек притяжения для горожан и туристов.
Екатерина # 30 октября 2014 в 13:54
0 + -
+3 / -3
Красивая история. Жаль, что сейчас в Бресте нечем гордиться и почти некуда сходить sorry
отключен Javascript

Онлайн радио


Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.