Реальный Брест

Наша пиццаМеталлочерепиа, профнастил, сайдинг, ограждения, водосточные системыЦентр семейной стоматологии ДентикоПервый в Бресте онлайн каталог профессиональных мастеровРекламодателям

ГлавнаяНовостиИстория БрестаЖелѢзнодорожная больница Брестъ-Литовска

ЖелѢзнодорожная больница Брестъ-Литовска

Во времена прокладки железных дорог существовало убеждение в том, что эти дороги как бы сами по себе, самим фактом своего существования будут способствовать прогрессу и экономическому процветанию обширных территорий Империи.

Дескать, достаточно построить железную дорогу - и наступит долгожданное благоденствие, провинция тут же преобразится в лучшую сторону. Однако самому же Министерству путей сообщения и пришлось прилагать дополнительные, непредусмотренные первоначальными планами усилия и заботиться о том, чтобы железная дорога стала действительным благом для подданных. Весьма примечательным примером служит история создания в Бресте железнодорожной больницы. Оказывается, при прокладке железных дорог никто и не предполагал, что такие больницы потребуются.
 
По причине отсутствия больниц на линии Московско-Брестской железной дороги (за исключением небольшой больницы на 14 кроватей при приёмном покое станции Москва Товарная), железнодорожные работники и их семьи в случае заболевания отправлялись в городские, земские и другие больницы, лежащие на железнодорожной линии. Городские и земские больницы всегда были переполнены и очень часто отказывали железной дороге в приёме от них каких бы то ни было больных. Особенно это ощущалось в западном конце линии Московско-Брестской железной дороги, главным образом на конечной её станции Брест-Литовск, где городская больница была очень тесна и постоянно переполнена (при норме 15 больных помещалось иногда до 40 человек). Крепостной госпиталь на 580 человек, устроенный для военных, только в крайне исключительных случаях принимал железнодорожных больных. Тяжелобольных приходилось нередко отправлять или в Варшаву, или в Минск. Такие далёкие отправки были всегда сопряжены с неудобством и с риском распространения заразы, если случалось перевозить инфекционных больных. Чаще всего больницы других ведомств не принимали от железных дорог больных инфекционными болезнями. В одинаковых, если не в худших ещё условиях находились и другие сходящиеся в Брест-Литовске дороги, имевшие, как и Московско-Брестская, лишь приёмные покои. Им тоже за сотни километров приходилось эвакуировать больных, не найдя им приюта в Бресте. Особенно тяжело было Юго-Западным и Привислинским дорогам, у которых при данной станции находилось громадное депо и мастерские с большим штатом служащих и рабочих.
 
На всех станциях, составляющих Брестский железнодорожный узел, насчитывалось более 4 тысяч человек служащих и их семейств. Если же сосчитать население по всем железнодорожным станциям и перегонам от 70 до 100 километров в стороны от Брест-Литовска, то оказывается, что число железнодорожных служащих и рабочих достигало почти 11 тысяч человек.



Нагрудный знак ремонтного рабочего Юго-Западной железной дороги (из коллекции Сергея Гриня)

Количество больных за год на этом пространстве было около 8800 человек. Все цифры показывали, что для выхода из столь тягостного положения необходимо было в данном пункте иметь свою собственную больницу.
 
Инспекция железных дорог ещё в апреле 1893 года признавала крайнюю необходимость устройства больницы в Бресте, ходатайствовала о сооружении таковой для общего пользования сходящихся (тогда ещё частных) линий - Московско-Брестской, Юго-Западных и Тереспольской. Ходатайство это увенчалось полным успехом.


Брест-Литовск. Центральный вокзал
 

Уездный город Гродненской губернии – Брест-Литовск, как один из крупнейших узлов русской железнодорожной сети, где сливались шесть дорог, был справедливо избран для сооружения больницы – первой из целого ряда намеченных Министерством путей сообщения.


 

Князь Михаил Иванович Хилков (6 (18) декабря 1834 г., Тверская губерния — 8 марта 1909 г., Санкт-Петербург) — русский государственный деятель, действительный тайный советник, министр путей сообщения Российской империи (1895—1905)).

 

Своим возникновением Брестская железнодорожная больница всецело обязана бывшему в те годы главой Министерства путей сообщения князю Михаилу Ивановичу Хилкову, по решительному слову и приказу которого она была возведена. Вопрос о необходимости иметь в Бресте железнодорожную больницу впервые был им поставлен в 1893 году, в бытность его Главным Инспектором Российских железных дорог, и в 1895 году этот вопрос решился положительно. Тогда же были выработаны врачебно-санитарным отделом Управления казённых железных дорог основания для проекта больницы - по данным, доставленным управлениями сходящихся в Бресте дорог.
 

 
27 февраля 1897 года Управление казённых железных дорог предложило Московско-Брестской дороге приступить к составлению проекта больницы на 50 кроватей и по соглашению с управлениями других дорог выбрать место для таковой. 20-го марта того же года комиссия, состоящая из врачей и представителей дорог, осмотрела в полосе отчуждения всю местность и подходящей не нашла. Вследствие этого были осмотрены и выбраны два участка земли, один из которых принадлежал военному ведомству, а другой – частному владельцу. Так как военное ведомство отказалось уступить свою землю под постройку больницы, то решено было приобрести землю от частного владельца, на покупку было израсходовано 2841 руб.
 
20-го апреля 1897 года в Управление казённых дорог были представлены планы и проекты сооружаемой больницы, в основу которых легли соображения врачебно-санитарного отдела, высказанные по этому вопросу ещё в 1895 году. На постройку больницы тогда же было ассигновано 78900 руб., на оборудование - 12000 руб., и больницу разрешено было строить по представленному Управлением Московско-Брестской дороги проекту.
 
25-го мая 1897 года последовала закладка здания больницы, как сказано выше, на участке земли, приобретённом от частного владельца и лежащего невдалеке от общего пассажирского вокзала сходящихся дорог. Вокзал занимал почти центральное положение среди остальных железнодорожных станций г. Брест-Литовска и носил название Брест Центральный. На севере от него лежала станция Брест III Юго-Западной (Граевской) дороги; на юге - Брест I Привислинских дорог; на юго-востоке – Брест II Юго-Западной (Киевской) дороги и на востоке - две станции, Брест IV Московско-Брестской железной дороги и Брест V Полесских дорог. Выбранный для больницы участок, находясь между пассажирским вокзалом и станцией Брест IV, занимал таким образом центральное положение относительно остальных брестских станций, что составляло его преимущество.
 

 
Выбранное для строительства железнодорожной больницы место не было случайным, в расчёт брались выгоды и удобства: во-первых, оно находилось практически около полотна железной дороги и шоссе, ведущего из крепостных фортов в город и на пассажирский вокзал, что облегчало доставку тяжелобольных и раненых; во-вторых, оно было удалено от станционного шума и дыма паровозов и машин, работающих в железнодорожных депо и мастерских; и в-третьих, значительно удалено от города и жилых помещений вообще. Означенный участок для строительства больницы с юго-западной стороны прилегал к окраине небольшой Граевской слободки (4-5 дворов) и с юго-восточной стороны - к путям Московско-Брестской железной дороги, остальными же двумя сторонами земля больницы граничила с имениями частных землевладельцев, а также с землёй крепостных фортов.
 
Кроме того, при выборе данного места сыграл свою роль и тот факт, что оно расположено на некотором возвышении в сравнении с той равниной, которая окружает прилегающие станции, крепость и город. Вследствие чего больнице являлась возможность быть изолированной от шума и предоставить своим больным вполне чистый воздух.
 
Поскольку почва местности, где располагалась больница, - песчаная, с небольшой примесью глины, почти не содержащая частей растительного происхождения, - то всю землю для устройства больничного сада и огорода пришлось подвозить издалека.
 
В январе 1899 года Брестская железнодорожная больница была освящена и открыта.
 

Чертёж и рисунок главного здания больницы общего пользования в Бресте
 

Площадь участка, приобретённого под больничные постройки, равнялась 9200 кв. саженей (квадратная сажень - 4,55224 м2). Больничными зданиями было занято 4800 кв. саженей, а остальное пространство отводилось под сад и огород.
 
В состав больничных зданий входили:
1) Главный корпус, разделённый на две половины, женскую и мужскую, с отделениями для хирургических и терапевтических больных и особым родильным отделением. К этому корпусу примыкала большая пристройка, где помещались кухни, прачечная, дезинфекционная и комнаты, отведенные низшему служебному персоналу.
2) Отдельный корпус для больных инфекционными болезнями.
3) Отдельное здание аптеки с лабораториями и квартирой провизора.
4) Жилой дом, одна половина которого предназначалась для одного из врачей больницы, другая же половина этого дома отводилась для остального низшего служебного персонала.
5) Часовня и при ней две комнаты для секционной.
6) Отдельный домик для дворников.
7) Надворная постройка (2 ледника, 2 погреба, цейхгауз и пр.).
 
Все сооружения больницы были одноэтажные, деревянные, только главный корпус, согласно правил строительного устава, имел каменные части, играющие роль брандмауеров (противопожарных стен). В них были размещены столовые и буфеты, ванные и уборные; деревянные же части здания предназначены исключительно для больничных палат.


Чертёж и рисунок жилого дома больницы общего пользования в Бресте

В главном корпусе имелось 8 одиночных палат, 5 палат на две кровати, 3 палаты на три кровати и 1 палата на десять кроватей. В инфекционном отделении все палаты однокоечные, числом 13. Больница была устроена по коридорной системе с боковыми коридорами в главном корпусе и с центральным - в инфекционном. Преимущество данной системы в том, что она предоставляла большие удобства для больных, так как коридоры служили обширными резервуарами чистого воздуха.



Печи системы Лукашевича


Все больничные здания отапливались дровами посредством 42 камерных печей системы профессора Лукашевича. Причиной выбора этой системы печей послужило то обстоятельство, что они дают то необходимое количество тёплого и чистого воздуха, которое должно поступать в палаты взамен испорченного, удаляемого системой вытяжных труб. На верхней части печей помещались приборы для увлажнения воздуха.
 
Кроме 42 камерных печей имелись в больнице ещё 8 русских топок, 9 плит, 5 вентиляционных грушевидных, 5 водогрейных печей, из них 1 циркуляционная, 1 для дезинфекционной камеры и 1 для дистилляции воды. На устройство всех печей было израсходовано 10100 рублей.
 
Все больничные помещения, исключая жилой дом, часовню и домик дворников, освещались электричеством, получаемым со станции Брест Центральный. 120 лампочек накаливания, каждая с силою в 10 свечей, распределялись внутри здания, а 4 дуговые фонаря освещали передний фасад и двор больницы.
 
Река Мухавец служила источником для водоснабжения станций Брест II и Брест IV. От разводящегося станционного водопровода станции Брест IV была проложена 5-дюймовая ветвь, которая давала воду в главный и остальные корпуса больницы, также пяти водоразборно-пожарным кранам и двум фонтанам, устроенным среди цветников сада.
 
Вода была проведена во все помещения больницы. Краны водопровода имелись у всех раковин, умывальников, посудомоек и ванн. Некоторые из них были снабжены фильтрами системы Шамберлан-Пастера, так как служили для получения исключительно воды для питья. Устройство водопровода обошлось в 8000 рублей.
 
В отдельном жилом доме помещались:
1) Квартира врача, площадью 27,11 кв. саж., состоящая из 5 комнат, передней, кухни и комнаты для прислуги.
2) Квартира эконома больницы, площадью 6,51 кв. саж., из комнаты и кухни.
3) Помещение для двух фельдшеров главного корпуса, площадью 11,38 кв. саж., состоящее из двух комнат и кухни.
4) Квартира сторожа, площадью 3,88 кв. саж., из одной комнаты с русской печью.
 
Совершенным особняком от больничных корпусов стояла часовня, назначенная для отпевания покойников и состоящая из трёх комнат с двумя отдельными ходами. Первая большая комната служила для совершения панихид по умершим, вторая комната – покойницкая, и третья комната – секционная.
Около главных ворот больницы находился отдельный домик-особняк с русской печью, он служил для помещения двух дворников.

Отдельный жилой дом, снесён в период строительства детской поликлиники. Снимок 2012 года 

Все сооружения и постройки, а равно и вся местность, принадлежащая больнице, были обнесены частью забором, частью решёткой и обсажены аллеей из елей и тополей. С северо-восточной стороны больницы, в её ограде, был основан парк, исключительно из хвойных деревьев, с целью доставить выздоравливающим больным смолистый хвойный воздух. На посадку деревьев и устройство сада на больничной территории было израсходовано 900 рублей, причём посажено около 3000 деревьев и кустарников разных пород.
 
Специальная мостовая, проложенная по двору больницы, соединялась с шоссе, идущим от крепостных фортов в город и к центральной станции.


Инвалиды у колодца. Западное отделение Инвалидного дома императора Александра II для железнодорожных служащих. Гродненская губерния, Брестский уезд, 1901 год. Постояльцы Инвалидного дома носили форменный кафтан, фуражку и пояс с бляхой. Они могли работать по своему желанию и возможностям: некоторые трудились в мастерских, кто-то прислуживал в церквях и на хозяйственных участках.


Все работы по сооружению больницы производились частью хозяйственным способом, частью сдавались с подрядов. Стоимость всех зданий больницы и служебных построек при них, а также полное оборудование всеми необходимыми приспособлениями и принадлежностями обошлись около 135 тысяч рублей. Средняя стоимость одной больничной кровати равнялась 2700 рублям. Постельное и носильное белье, халаты и прочие принадлежности заказывались хозяйственным способом в домах трудолюбия г. Москвы. Меблировка всей больницы, за исключением незначительной части и кроватей, - в Московском городском Долгоруковском ремесленном училище. Кровати и все металлические к ним принадлежности изготавливались также в Москве, в мастерской Крымова.
 
При оборудовании больницы столовой, чайной и кухонной посудой обращалось внимание главным образом на возможную прочность и гигиеничность предметов, поэтому вся столовая и чайная посуда была из фарфора, вся же кухонная – металлическая, покрытая белой эмалью, а ножи, вилки и ложки – из белого британского металла.
 
Ассортимент необходимых, новейшей конструкции, хирургических инструментов и принадлежностей взят исключительно с фабрики Коллена. Для стерилизации как инструментов, так и всего перевязочного материала для больницы в мастерской Этикер был сделан большой четырёхугольный стерилизатор, по типу дезинфекционных камер.
 
Кабинеты врачей больницы были снабжены аппаратами для лечения электричеством, гидротерапией и имели самые необходимые приборы для химических, бактериологических и микроскопических исследований. Микроскоп со всеми принадлежностями для микроскопических занятий рекомендован, одобрен и выбран для больницы профессором Московского университета М. Н. Никифоровым.


Михаил Никифорович Никифоров (23 октября (4 ноября) 1858 г., Москва — 10 (23) июня 1915, Москва) — русский учёный-патологоанатом и бактериолог, педагог, доктор медицины (1897), заслуженный ординарный профессор и проректор Императорского Московского университета, директор Института патологической анатомии МГУ, профессор Московских высших женских курсов.
 
 

Аптека и лаборатория больницы, помещённые в отдельном корпусе, занимая четыре больших, светлых, вполне удобных комнаты, также были оборудованы всем необходимым инвентарём. Стеклянная аптекарская посуда была получена от стекольного завода общества стеклянного производства И.Ритинг «Дружная Горка» из Санкт-Петербурга. Все аптечные и лабораторные инструменты и принадлежности приобретались у фабрично-торгового товарищества «Р.Кёлер и К°». Камера и котёл для прачечной, при которой было устроено особое дезинфекционное отделение для грязного белья, были поставлены торгово-промышленным товариществом В.И. Щербакова в Москве. Ещё в прачечном отделении больницы имелся автоматический прибор для дезинфекции и выварки больничного белья, выписанный с Екатерининской железной дороги, ручная машина для механической стирки белья системы Пахильского и выжималки с обливными резиновыми валами.



Реконструкция главного здания железнодорожной больницы 


Больница была рассчитана по своему устройству только на стационарных больных. Амбулаторный приём проводился во врачебных кабинетах, устроенных при трёх станциях смыкающихся железных дорог. Кроме того, при пассажирском вокзале центральной станции "Брест" велось дневное и ночное дежурство фельдшеров при приёмном покое, который телефоном был соединён с квартирой участкового врача Московско-Брестской железной дороги. В случае необходимости амбулаторного совета у больничных врачей обращающиеся имели возможность получить его в кабинете врача при аптеке больницы, там была устроена большая прихожая, способная вместить некоторое число ожидающих посетителей.
 
Поступающие же в больницу с соседних станций и линий прилегающих дорог осматривались дежурным врачом (телефон соединял дежурную комнату больницы с центральным вокзалом) и по принятии, по возможности, ванны, одетые в чистое больничное бельё и платье, помещались по роду своей болезни в то или другое отделение больницы. В главном корпусе число кроватей в мужском отделении было больше, чем в женском, что было продиктовано опытом железнодорожных больниц того времени.
 
Штат служащих Брестской железнодорожной больницы состоял из 3 врачей, 1 фармацевта и его помощника, 2 фельдшеров, 3 фельдшериц, 1 акушерки, 4 сестёр милосердия, 6 сиделок, 1 эконома (он же и конторщик), 1 швейцара, 2 служителей, 1 истопника, 2 дворников, 2 прачек, 2 кухарок. Весь персонал, за исключением двух врачей, двух фельдшеров, помощника провизора и двух прачек, помещён был при больнице.
 
Обязанности и труд больничного персонала распределялся следующим образом. Согласно делению больницы на хирургическое, терапевтическое, женское и детское отделение, в больницу были приглашены три специалиста: хирург, терапевт и женщина-врач - специалист по женским и детским болезням. На врачей больницы возлагались бактериологические и микроскопические исследования, для успешного лечения всяких болезней. Необходимость иметь трёх врачей вызывалась также обязательным посуточным дежурством врача при больнице. Один из трёх врачей нёс обязанности по административной и хозяйственной части, вёл всю переписку, медицинскую и денежную отчетность и заведовал всем сложным инвентарём больницы.
 
Заведывание аптекой при больнице и приготовление всех сложных лекарств, необходимых для стационарного лечения, было поручено фельдшеру и специалисту-фармацевту. На обязанности фельдшеров лежало очередное и посуточное дежурство по больнице, производство дезинфекции белья, а также текущая работа в больничных палатах по перевязке и уходу за больными. В Брестской больнице на одного фельдшера приходилось 10 больных (в счёт не включены 5-10 детских кроватей).
 
На состоящую в штате акушерку, кроме обязанностей по родильному отделению больницы (2 палаты при 4-х кроватях) и уходу за роженицами, возложена была обязанность кастелянши, заведующей всем бельём и платьем больницы.
 
Обязанности 4-х сестёр милосердия, или надзирательниц, распределялись так: 1-й поручено мужское отделение, 2-й – женское, 3-й – инфекционное и 4-й - хирургическое с перевязочными, операционной и стерилизационной комнатами. На их непосредственной ответственности лежало содержание в чистоте и порядке белья, посуды и обстановки столовых и буфетных комнат и больничных палат порученных им отделений, а также наблюдение за своевременным и правильным распределением пищи и за приёмом лекарств, назначенных для больных.
 
Для уборки больничных палат и всего больничного помещения в помощь сёстрам милосердия назначены 6 сиделок (палатная прислуга), из которых 2 - для заразного отделения, 1 – для операционной, стерилизационной и перевязочных, 2 – на мужское и 1- на женское отделение главного корпуса.
 
Испытанная преданность сестёр милосердия в деле помощи и ухода за больными и ранеными не подлежала сомнению и была доказана как в госпиталях мирного времени, так и в лазаретах на поле битвы и сражения. Их сердечное внимание, ловкость и умение, их добросовестное исполнение обязанностей по уходу за больными заслужили всеобщее уважение, этот штат служащих составлялся исключительно из женского персонала.
 
Вся канцелярская работа и ведение всей переписки по больничной конторе и хозяйственной отчётности возложены были на эконома больницы.
 
В Брестской железнодорожной больнице была проведена целая сеть проводов к электрическим звонкам и нумераторам. У каждой больничной кровати имелась электрическая кнопка со шнурком, и больной, лишённый возможности двигаться сам, всегда мог вызвать к себе сестру, фельдшера или сиделку.
 
В распоряжение больных были предоставлены обширные и светлые коридоры, которые служили в дождливую и зимнюю погоду местом для прогулок и резервуаром чистого воздуха. Несколько ясеневых диванов представляли единственную их меблировку. В период тёплого летнего времени две остеклённых веранды, цветник и сад находились также в распоряжении больных. Просторные столовые мужского и женского отделения, в которых больные обедали за общим столом, завтракали и пили чай, служили им также комнатами для развлечений и бесед.
 
Так как одним из развлечений было чтение книг, для выздоравливающих при больнице была составлена библиотека из иллюстрированных журналов, книг духовного, исторического и беллетристического содержания. Возникновением своим библиотека была всецело обязана служащим Московско-Брестской дороги, которые жертвовали для неё свои книги. Также имелись для развлечения больных шахматы и шашки. Больным инфекционного  отделения, в виду санитарных и клинических соображений, пользоваться книгами не разрешалось.
 
Для свиданий в установленные часы дня с родственниками и знакомыми больным отводился большой зал в центральном здании, который также служил для совершения богослужений.
 
На содержание всего служебного персонала, на отопление и освещение зданий, довольствие больных, медикаменты и прочие расходы по больнице Министерством путей сообщений ассигновалось 23105 рублей в год.
 
Вот так-то. Столкнулись с непредвиденной проблемой - и решили, добросовестно и основательно. Приятно узнавать о таких благодетельных проявлениях прогресса в истории своего города.
 

Иван Чайчиц специально для социального портала «Реальный Брест»

 

Похожие статьи:

История БрестаТоптание чужих могил на территории Свято-Симеоновского храма в центре Бреста

История БрестаМероприятия, посвященные празднованию Дня пожарной службы, прошли в городе Бресте

История Бреста"Вежливые люди" 1939 года. История глазами стариков, переживших шесть властей

История БрестаТак кто же лежит под брестским памятником Гоголю?

История БрестаПоследний дом колонии Варбурга снесли

Поделиться:
Комментарии (6)
Олег Полищук # 8 марта 2016 в 00:41
+21 + -
+22 / -1
Реконструкция старого корпуса, это единичный пример в нашем городе того, как надо поступать со старыми зданиями! Сохраняя и вписывая в современный мир! Плюс в карму всем, кто это делал!
читательница # 8 марта 2016 в 10:07
+9 + -
+10 / -1
Круто! Благодарю за очередной прекрасный рассказ о родном городе!
kunik # 8 марта 2016 в 10:29
+8 + -
+9 / -1
спасибо за статью и фото...
Taziar # 8 марта 2016 в 11:47
+13 + -
+14 / -1
Уже достаточно много материала про историю Бреста собралось на сайте. Было бы неплохо отдельный раздел создать, чтобы искать было легко.
Денис Марук # 12 марта 2016 в 20:36
+6 + -
+6 / 0
Реализовали

Читайте больше новостей про историю Бреста в новом разделе на сайте Реальный Брест

Бывалый # 8 марта 2016 в 22:05
+13 + -
+13 / 0
Интересно! Спасибо, автору! А что за контрацептиFF минусы поставил? ))) Это типо, хоть и сам них.ра, так пусть хоть чем-то нас..ру и наслежу? ))) "Крутой" он, что скажешь ))
отключен Javascript

Онлайн радио


Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.