Реальный Брест

Наша пиццаМеталлочерепиа, профнастил, сайдинг, ограждения, водосточные системыЦентр семейной стоматологии ДентикоПервый в Бресте онлайн каталог профессиональных мастеровРекламодателям

ГлавнаяПодземелья Бреста-7: прорыв

Подземелья Бреста-7: прорыв

Семерка -- число счастливое. Для меня оно счастливое вдвойне. Во-первых, команда Народного проекта, в который развилось исследование подземелий, приросла сильными, иногда генеральского уровня, участниками. Второе проистекает из первого – можем говорить о прорыве в исследовании этой культурно-исторической темы с туристически-экономической составляющей.

Свидетели и выходцы из подземелий

Начну с цитаты. «Боевой путь моего отца – Константина Сергеевича Козьянина — был феноменально счастливым и чудесным: он отвоевал все 1418 смертельных дней без серьезного ранения. 22 июня 1941 года застало его, лейтенанта контрразведки, в Брестской крепости, откуда он вышел через подземный ход».

Вопрос о том, почему защитники Брестской крепости 1941 года не вышли из нее через предполагаемые подземные ходы, задавал мне не один въедливый оппонент. Я отвечал примерно так. «Новая власть (коммунисты) и новое военное командование были здесь всего каких-то полтора года. Поляки им, естественно, планы и схемы на блюдечке не преподнесли. Крепость в 1939 году отбивалась от немцев 3 дня. Подземные ходы -- это по определению (точнее: по умолчанию) топ-секрет крепости. Поэтому нет ничего удивительного в том, что подземные тоннели остались неиспользованными».

Теперь все более отчетливо видно, что так оно и было. Но вот и более простой ответ – один человек такой ход нашел. И не кто-нибудь, а военный контрразведчик. 

Константин Козьянин 

Процитированному тексту ровно два года. Он взят из газеты «Калужский перекресток». На информацию указал тот самый Михаил Михайлович Беспуда, более подробный разговор с которым был обещан в предыдущей, 6-й серии «Брестских подземелий». Автора двухгодичной уже давности комментария на одном из сайтов мне удалось найти после месячного поиска. Михаил Михайлович согласился на встречу. Более того, оказалось, что он сам пробовал найти контакт и даже посылал мне, по прочтении материалов в «БК», электронное письмо с предложением о встрече…

Встретились у Михаила Михайловича дома. Молодой пенсионер поведал много интересного, прежде всего о своем дедушке по материнской линии, который служил в Брестской крепости.

Михаил Беспуда 

«Добышук Мирон Яковлевич звали его, – вспоминает Михаил Михайлович. – В середине 60-х годов был он еще крепкого здоровья, хоть родом с 1888 года. Он много мне рассказывал о времени, когда состоял унтер-офицером крепостной артиллерии. Служил в армии с 1910 по 1918 год. Дед четко говорил, что подземные выходы за территорию крепости существовали и что все большие оборонительные укрепления крепости связывались между собой подземными ходами. Некоторые лучи ходов были специально приспособлены под артиллерийские нужды. Так, в сторону фортов ход был такой ширины, что могли разъехаться две артиллерийские упряжки». 

Добышук Мирон 

Тут хозяин жилища набирает по мобильнику номер телефона, включает громкую связь и говорит: «Ирина («сестра» – мигнул мне), пришел человек, о котором мы говорили. Что ты помнишь из рассказов деда и мамы?”

Ирина: – Помню, что он говорил о трёх выходах из крепости в город. В центре где-то, в южной части… Где третий, не помню. Можно было войти под землю в одной части города и выйти в противоположной. Ширина была такая, что лошади могли разминуться. Да, в музей он ходил со своей темой, но безуспешно. Ну, а маму буквально вчера спрашивала (мама слабого здоровья, дай ей Бог поправки, о чем дети заботятся – Е.Б.), так она говорит, что можно было под землей обойти весь город и что выйти можно было в нескольких точках. Вот и всё, пожалуй.

Эта спектакулярная импровизированная аудиоперекличка нашла во мне благодарного слушателя!!!

Далее Михаил Михайлович подтвердил вскользь упомянутое в прежней публикации: да, действительно, Мирону Добышуку получилось несколько раз приехать в Брест из деревни Яцковичи, где он обжился после демобилизации, и он был свидетелем того, как «жолнежи» после образования польского государства обустраивались в Брестской крепости. Они были гораздо терпимее к гражданским, чем советские позже, можно было пройти почти что всюду, и фуражиру, каковым был Мирон Добышук, удалось подсмотреть, что подземные тоннели замуровывают.

«Не стали делать тайны из того, почему, – пересказывает деда Михаил Беспуда. – Ходы были обширными, карт в наличии не имелось, нужды в них особенной уже не было в связи с тем, что крепость утратила военное значение, и оказалось проще их замуровать, от греха подальше, чем исследовать.

Дед был награжден медалью за тушение пожара в крепости в 1914 году, когда там произошел большой взрыв склада боеприпасов и погибло более 200 человек. Знал он крепость досконально, да и привирать ему было незачем, так что оснований ему не верить нет».

Ключевой свидетель времени более подробно рассказал, как дед сам пробовал сделать тайну подземелий достоянием общественности:

 

«В году так 1965-м, как упомянула сестра, специально приехал в краеведческий музей и пробовал заинтересовать сотрудников темой подземных ходов. Но те отнеслись к его рассказу без интереса. Однажды в то же примерно время к нему в деревню приехал корреспондент. Записал подробно рассказ о подземельях, попросил приехать в Брест, показать на месте. Дед приехал, но прождал зря. Встреча не состоялась по неизвестной причине».

Очень жалеет Михаил Михайлович о том, что поддался на уговоры матери. «Дед чем ближе к смерти (а умер он в 1980 году), тем больше тяготился тем, что унесет с собой, никому не передаст эту тайну. Поэтому подговаривал сестру и особенно меня поехать и пройти под землей известными ему маршрутами. Я уже собрался было. Но мать настрого запретила. Боялась, что-нибудь приключится. И у меня боязнь взяла верх, но иного плана. Был ведь еще молодой, всё впереди, а если бы изловили нас – вот тебе и неприятности на всю оставшуюся… Тогда ведь иные времена были, построже».

А какие теперь времена?

В прошлом году Станислав Белоусов,  молодой человек примерно такого же возраста, как полвека тому назад Миша Беспуда, чуть не стал участником “круглого стола” по брестским подземельям в редакции “БК”. Нашел меня уже после нашей обсуждаловки и показал карту Брестской крепости 1908 года. 

Брэсцкая крэпасць 1908 

Дед Станислава служил в Брестской крепости в 1939 году. Но по части истории, в том числе и подземной, юноша “самавук”, как у нас говорят. На отца вот еще раз сослался. “При ремонтных работах нулевого цикла неподалеку от места, где сегодня стоит памятник Климуку, наткнулись строители на небольшой сводчатый подземный ход, – рассказывал Белоусов-старший. – Поскольку котлован оставаться раскрытым долго не мог, ход заложили кусками асфальта и засыпали”.

Над картой Станислав высказал предположение, что больше всего шансов обнаружить подземное соединение между крепостью и внешними укреплениями на северо-западном направлении.

Не согласиться с этим трудно. Неподалеку, через железную дорогу, высится форт “Граф Берг”. На карте отчетливо видно, что в начале прошлого века вал с казематом в нем подходил к железной дороге вплотную с обеих сторон. Есть подобие коммуникации, подходящее к “железке” вплотную, и западнее основного вала. Теперь там гараж облисполкома, дальше массив частных гаражей. Пожалуй, строители могли бы кое-что рассказать, но пока еще “не стеклись обстоятельства” в этом месте.

Что наши времена позволили найти Михаилу Беспуде?

Интересны находки Михаила Михайловича, сделанные им за последние два года с помощью Интернета. С самой топовой началась эта серия, но есть еще несколько достойного калибра.

Вот цитата из мемуаров генерала Сандалова (“Пережитое”, М., Воениздат, 1961). “По внешней окружности цитадели проходила сплошная кирпичная двухэтажная казарма, которая в то же время являлась и крепостной стеной. Казарма имела 500 казематов для размещения войск, под казематами находились подвалы. А еще ниже – сеть подземных ходов”.

Когда я цитировал ранее писателя Смирнова, оппоненты акцентировали внимание на том, что, мол, писатели по роду занятий не могут обходиться без художественного вымысла. Но генералам и особенно начальникам штабов, каковым был Леонид Сандалов, такие проколы, такие ложки дегтя ни к чему.

Кроме того, думаем. Можно в 500 казематов напихать до 12 тысяч солдат, но что они будут пить? Два колодца к резервуарам питьевой воды середины XIX столетия на Кобринском укреплении я “наупадь” и почти что ценой жизни нашел еще в августе 2011 года, когда подземельями и в мыслях не было заниматься. Компенсацию по суду получил, пущу на книгу. Но что в ней написать об утолении жажды солдат? Ведь даже к этим, периферийным резервуарам бокового доступа вроде бы нет. А на Цитадели подземных резервуаров вроде бы нет вовсе. Остается вот этот горизонт “ниже уровня подвалов”. Или кто-нибудь предлагает иной способ доступа к воде?

Михаил Михайлович обратил мое внимание на комментарий на сайте fortification.ru и цитату из польнета. Не столь настойчиво – ведь источники не «железные», – но переадресовываю их вам.

Из книги английского историка Роберта Кершоу «1941 год глазами немцев», переведенной недавно в России, в качестве комментария поместили часть письма домой из Бреста 19-летнего немецкого солдата-водителя грузовика Гельмута К. «Тут под землей тоннели прорыты, на целых 3 километра от крепости и до казарм, и оттуда до сих пор не могут выкурить русских. А наше подразделение размещается как раз в одной из таких казарм».

Вторая цитата из книги Михала Наумовского «Twierdza Brzeska»:

Głęboko pod ziemią rozpościerała się cała sieć tuneli, przejść i chodników. Położone na różnych poziomach, to opadały parę pięter pod ziemię, to znowu wznosiły się, oświetlone niewidocznymi z powierzchni, umieszczonymi nad samą ziemią, strzelnicami. Można było przedostać się tymi splątanymi tunelami spod Bramy Brzeskiej do Terespolskiej, z cerkwi do koszar 333 pułku. Rosjanie poprzednio nie znali tych dróg, często nawet nie oznaczonych na planach. Częściowo zniszczone, zasypane, dawno już opuszczone, groziły w każdej chwili zawaleniem”.

Чувство истории прорезывается, как зубы

По одной интересной наводке зашел к строительному полковнику (или генералу?) Игорю Васильевичу Кулиничу. Он начальник СУ-158 стройтреста №8. Селектор, телефон… несколько фокусирующих тему разговора вопросов между звонками… Игорь Кулинич соглашается: “Да, городу было бы выгодно, если бы могли показать что-то такое туристам”. И выкладывает сразу несколько фактов, два из которых приятно новые.

“Шел от форта № 8 по подземному ходу в сторону крепости, пока не надоело, – говорит Игорь Васильевич и показывает объект на огромной карте Брестской крепости и фортов 1901 года, висящей на стене кабинета. – Теперь там арендаторы. Заложили вход блоками. Но не проблема, можно ведь открыть.”

Игорь Кулинич уверен: все форты имели подземное сообщение с крепостью. “А что касаемо города, то была такая история, – продолжает он. – Делали мы ремонт кинотеатра “1-е Мая”. Забрались в лючок один, пошли в сторону костела. Смотрим – какой-то выход наверх. Стук-стук по слабому месту – и уже глядим из проема, как мужчина на кухне макароны ест. Извинились, ретировались. Плитку потом обратно уложили”.

“Есть еще ход к бывшей польской дефензиве от здания на Островского, 12, – продолжает собеседник. – Там далее он идет, видимо, к суду. Но там я меньше знаю, надо дополнительно искать”.

На днях помочь Народному проекту изъявил желание полковник милиции в отставке. Человек годами еще не старый, а духом и более того, он, при вдруг навалившейся массе свободного времени, вернулся к прежней своей любви, истории. “Недавно в Северном городке поднял кирпич 1822 года. Так и увезли бы на свалку, – говорит он. – Мечтал быть археологом, но пришлось ловить криминальный элемент. Слышал о монашеских еще ходах в Вистычах, заинтересовался. Конечно, надо возвращать это людям. Откладывать без конца глупо. Ведь это деньги, а главное – это ведь наша история. Что оставим детям, внукам – вот в чем вопрос”.

Вот поэтому я и счастлив: получилось, получилось найти общий знаменатель для очень разных людей, которые, независимо от возраста и степени обеспеченности дензнаками, интуитивно или осознанно сформулировали себе и другим вопрос, озвученный уважаемым полковником: “Что оставим?..”

Подытожу. Уходим в лето с большими приобретениями по теме. Лично я планирую выйти из него с книгой о брестских подземельях. Критическая масса материала уже, усилиями многих людей, насобиралась. Далее будем дополнять и расширять. Хочу поездить-поспрашивать, проверить интересные версии … И, конечно же, ждем новых участников проекта, который сделает нас богаче во многих отношениях.

 

 

 Евгений БЕЛАСИН, Реальный Брест

 

 

 

Похожие статьи:

Брестская крепостьМонастырь Бернардинок в очередной раз собрал единомышленников

Брестская крепостьБрестские дизайнеры сделали открытку с монументом "Мужество"

Брестская крепостьСвадебные замки верности добрались до подвесного моста Брестской крепости

Брестская крепостьПороховой погреб артиллерийской батареи открывает свои двери

Брестская крепость«На лабутенах и в ох…тельных штанах» - хит свадеб этого сезона в Брестской крепости

Поделиться:
Комментарии (7)
читатель # 11 июля 2013 в 12:53
0 + -
+7 / -2
"....Лично я планирую выйти из него с книгой о брестских подземельях. ".............Что толку выходить с книгой, если ни одно из подземелий не открыто и не функционирует? Ради академичности... Ну, ну... Смешно.
anonim # 11 июля 2013 в 14:26
0 + -
+4 / -1
Евгений БЕЛАСИН - Брестский Фома неверующий. Все его статьи для таких же недалеких читателей как и сам автор. Предлагаю включить в следующие статьи пару вампиров (нынче популярна в мире тема) и Дмитрия Карбышева (лично строившего подземную крепость).
пешеход # 11 июля 2013 в 19:01
0 + -
+4 / -1
Читать "воду" таких авторов, честно говоря, надоело. Где конкретика(откопы, проходы, фото этого всего)? Сам готов принять участие с серьёзной компанией в легальном поиске хоть одного хода. А читать бла-бла-бла - не буду больше, если подпись под материалом будет нынешнего автора. Извините за резкость.
автор # 11 июля 2013 в 23:47
0 + -
+5 / 0
"У выключнай уласнасці дзяржавы знаходзяцца: зямля, яе нетры..." Эта цитата Конституции для ведома "серьёзных людей, готовых к серьёзным исследованиям". Дабы они не стали одиозными и даже заключенными.Никакой анархии тут быть не должно. Исследовать нужно. Но пока смысл этого исследования сводится к тому, чтобы готовить базу для серьёзных исследований специалистами, а не просто готовыми на всё людьми. Это и есть, считаю. серьёзный подход. А не ваш анонимный треп, с глубокомысленной миной. Или же не смейте подписываться анонимом, это просто аморально. пешеходы, анонимы, и прочие педестрианы. Поставил фамилиё, имя, какое уже там имеете -- и сразу обозначается какая-то дискуссия, хотя бы. А так -- сидите в кустах, завязываете целлофановые мешочки с дерьмом и пуляете. Вряд ли это занятие для "серьёзных людей".
читатель # 12 июля 2013 в 15:06
0 + -
+2 / 0
В связи с высоким уровнем грунтовых вод в Бресте не очень-то верится в наличие большого количества подземных ходов!
Исследователь # 14 июля 2013 в 09:42
0 + -
+1 / 0
Уважаемый автор! Давайте вам объясню, что такое серьезный подход. Это когда человек пишет подобную статью на основании архивных исследований, изучив историю и методы при СТРОИТЕЛЬСТВЕ царских крепостей! Этот человек должен быть знатоком историй фортификации, истории строительства фортов и назначения этих объектов!!! А не по принципу, вот я тут "погуглил" и умный стал. Это в первую очередь большой труд с документами и планами!!!И только после всех исследований, как итог работы, появляется статья на тему подземелий! Это и есть серьезный подход!!! А ваша так называемая "база", это народный фольклор! Рожденный на пустом месте, людьми недалекими. И меня удивляет, что это пишет журналист! Хотя....для пиара, пусть и желтого, думаю статья хорошая )))
Gurock # 14 июля 2013 в 12:30
0 + -
+1 / 0
Ну чего вы к человеку привязались - он(человек) в канализацию упал,наверное головой ударился или нанюхался там чего...Вот и пишет про подземные ходы. Вот уже 7 часть,а никакой конкретики. Всё на уровне ОБС - Одна Бабка Сказала...
Кстати,кто хочет по Восьмому форту сегодня "подземные" ходы поискать - к 17-00 подруливайте на стоянку по адресу переулок Сосновый 12/1. Наличие фонарика и чуть "тёплой" одежды обязательно.
отключен Javascript

Онлайн радио


Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.