Реальный Брест

Наша пиццаМеталлочерепиа, профнастил, сайдинг, ограждения, водосточные системыЦентр семейной стоматологии ДентикоПервый в Бресте онлайн каталог профессиональных мастеровРекламодателям

ГлавнаяНовостиБрест и регионА он типа… Предъявил типа… Прикинь типа…

А он типа… Предъявил типа… Прикинь типа…

Приходится слушать, как незнакомая девушка громко разговаривает по мобильному телефону: "А он типа… Предъявил типа… Прикинь типа…" Сразу вспоминается персонаж сатирического романа Ильи Ильфа и Евгения Петрова «Двенадцать стульев» - Эллочка-людоедка.

Словарь Эллочки-людоедки составлял 30 слов, но ими она могла выразить практически любую свою мысль. Прозвище «людоедка» дано Эллочке авторами как сравнение с людоедами племени Мумбо-Юмбо, чей словарный запас «составляет 300 слов» (то есть в 10 раз больше Эллочкиного). Поскольку слова, сказанные в телефонном разговоре, не являются словарным запасом далёкого племени и не относятся к местному диалекту и говору, очевидно, мы имеем дело с арго.

Арго (от фр. argot) в традиционном определении — это язык какой-либо социально замкнутой группы лиц, характеризующийся специфичностью используемой лексики, своеобразием её употребления, но не имеющий собственной фонетической и грамматической системы.

Не следует путать жаргон и арго.

Жаргон обычно имеет профессиональную прикреплённость, арго же может употребляться вне зависимости от профессии.

Более того, арго преодолевает и "социальную замкнутость", распространяясь в обществе подобно инфекции.

Современное арго – последний из некогда тайных языков, широко распространённых ещё в Российской империи в XIX веке. С развитием торговли для ограждения своих интересов в каждой социально-профессиональной группе (шорников, шаповалов, нищих и так далее) начали появляться специфические слова и выражения, отражавшие в основном понятия профессионального характера. Постепенно, взаимодействуя между собой и с территориальными диалектами, языки каждой из этих групп пополнялись понятиями отвлечённого характера, связанными с жизнью и бытом их носителей. Некоторые из них сохранились до наших дней, неся в себе только эмоционально-экспрессивную окраску.

Многонациональность преступного мира, возникшая в процессе развития и выделения различных преступных специальностей, вела к проникновению в общеворовское арго тюркизмов (туфта, башли), цыганизмов (тырить, хавать, чувак), семитизмов (шмон, гамура, гомэра), территориальных диалектизмов и заимствований из языков-доминант данного региона – белорусизмов, украинизмов и тому подобного.

В двадцатые годы XX века арго испытывало влияние нескольких лексических слоёв. Во-первых, это территориальные диалекты, во-вторых – иноязычные заимствования, в-третьих – большое влияние морского жаргона. Всё это связано с военными конфликтами первой половины XX века и активной миграцией населения.

Вторая Мировая война вместе с немецкими заимствованиями и историзмами того времени привнесла в арго элементы слэнга. С 50-х годов начинается влияние слэнга как доминирующего фактора в арго.

Современное арго в результате контакта со слэнгом достаточно насыщено англицизмами, проникновение которых началось приблизительно в 70-е годы и продолжается по сей день. С другой стороны, в арго проникают слова, заимствованные из языков народов Средней Азии и Дальнего Востока.

Рассматривая особенности арго с исторической точки зрения, следует отметить, что эта лексика имеет свои «историзмы», связанные с теми или иными событиями. Например, слово "декабрист" появилось в арго после принятия в декабре 1973 года постановления Президиума Верховного Совета СССР «Об усилении ответственности за мелкое хулиганство». А после массового показа серии мультипликационных фильмов по книге Эдуарда Успенского «Крокодил Гена и его друзья» в начале 70-х годов в арго появилось слово "чебурашка". В 80-х годах в результате притока наркотиков из Афганистана в арго появились слова "афганка", "афганочка".

По результатам опроса и наблюдения за повседневной речью, проведённых в конце 80-х годов прошлого столетия, уровень владения арго у ранее не судимых 18-30-летних жителей Кемеровской области оказался выше, чем у белорусов того же возраста и образовательного уровня. При сравнении лексического запаса сленга этих двух групп молодёжи было установлено, что у молодёжи Гродненской области он богаче и более насыщен иноязычными словами, почти не встречающимися у представителей Кемеровской области.

Частая смена лексики арго в настоящее время диктуется в основном экспрессивно-эмоциональной функцией, необходимостью «выделиться» - что, наверное, и пыталась сделать молодая особа с телефоном, привлекая внимание окружающих громким разговором на «неизвестном» языке на остановке общественного транспорта в Бресте.

 

 

Иван Чайчиц специально для социального портала «Реальный Брест»

 

 

Похожие статьи:

Брест и регионПроблемы со связью?

Брест и регионНа Брестчине спасена из металлоллома продукция спонсора Льва Толстого

Брест и регионГлавный санитарный врач Бреста прокомментировал отравления в «Сладком уголке»

Брест и регионПодведены итоги областного этапа республиканского смотра-конкурса Дедов Морозов и Снегурочек «Ёлка-фэст 2016»

Брест и регионПриглашаем на предновогоднюю ярмарку, которая будет проходить по улице Гоголя

Поделиться:
Комментарии (2)
Гость # 1 ноября 2015 в 23:48
+1 + -
+1 / 0
Очень неприятно слушать, таких девиц.
Олег Полищук # 3 ноября 2015 в 09:53
+3 + -
+3 / 0
Надо отметить, что и уходят в прошлые многие фразы. К примеру, ларьки в начале 90-х с кооператорами, называли "комок". Кого сейчас называют "тормоз", в то время называли "туман". Девушек называли "чикса". Или как подростки говорили "зыба", выражая этим что-то положительное. Примеров много.
отключен Javascript

Онлайн радио


Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.