Реальный Брест

Наша пиццаМеталлочерепиа, профнастил, сайдинг, ограждения, водосточные системыЦентр семейной стоматологии ДентикоПервый в Бресте онлайн каталог профессиональных мастеровБрестский областной кожно-венерологический диспансер

ГлавнаяБлоги
Блоги
Брест.Крепость.Перезагрузка.Брест.Июнь.Крепость. Книга Ростислава Алиева и Ильи Рыжова
Книга Ростислава Алиева и Ильи Рыжова подробно рассказывает об одном из наиболее драматичных эпизодов начала Великой Отечественной войны – обороне Бреста и Брестской крепости в июне 1941 года.

Несмотря на, казалось бы, обилие литературы, об этой, ставшей в свое время благодаря усилиям писателя С.С.Смирнова известной всей стране эпопее, оборона Бреста остается все же скорее «белым пятном», клубком рожденных в шестидесятые годы мифов, чем достаточно четко и во всех подробностях известным историческим фактом. Создать реальную, а не мифологизированную картину событий семидесятилетней давности в Бресте стало одной из целей авторов.

Надо отметить, что во многом «Брест. Июнь. Крепость» стал продолжением и развитием работ одного из авторов – Ростислава Алиева (лауреата специальной премии Российской государственной библиотеки (за 2009 г.) в номинации «Лучшая книга и издательство года»). В 2008-2010 гг. он опубликовал (в различных российских издательствах) такие свои исследовательские работы как «Брестская крепость: взгляд с немецкой стороны», «Штурм Брестской крепости», а также сборник «Брестская крепость» (куда вошли работы и других авторов).

Как и вышеперечисленные работы, «Брест. Июнь. Крепость» отличает чрезвычайно широкое использование малоизвестных, или же впервые вводимых в оборот документов из архивов России, Белоруссии, США, Германии и Австрии, воспоминаний немецких и советских участников событий, со многими из которых авторы лично встречались или же состояли в переписке.

Главной отличительной чертой книги стало размещение на её страницах сотен фотографий, как из государственных, так и из личных, семейных архивов участников событий. Так, например, благодаря тому, что многие солдаты штурмовавшей крепость 45 пехотной дивизии имели при себе фотоаппараты, стало возможным создать настоящий «иллюстративный ряд» событий, что способствует их максимально объективному освещению. Основу «иллюстративного ряда» составила фотоколлекция Ильи Рыжова, на сегодняшний день крупнейшая из посвященных брестским событиям 1941 г.

Иллюстрации книги – это не только фотографии, но и многочисленные карты и схемы (практически все публикуемые впервые). Использование при описании событий 3D графики стало новаторским приемом в российских военно-исторических исследованиях.
Gurock +3 1070 15 комментариев
Брест.Крепость.Перезагрузка.Место, где 22 июня 1941-го, было жарко не только нашим, но и немцам.
"Наша рота с другими ротами батальона располагалась в Тересполе, ее 1–й взвод под командованием лейтенанта Вильча на самой окраине местечка, напротив Брест–Литовска. Когда прибыл приказ о нападении, лейтенант Вильч сформировал из взвода сильную штурмовую группу, в составе которой я, как имевший тогда звание ефрейтора, должен был повести отделение.
Используя ящик с песком, мы досконально обсудили проведение нашей операции и в ночь на 22 июня выдвинулись в исходный район, старый русский бункер примерно в 30 м по эту сторону реки Буг.

В 03.15 ч. начался мощный огневой налет артиллерии: от бесчисленных огней разрывающихся снарядов всех калибров пылало небо, страшный грохот, треск, тарахтение и вой, как будто бы поистине на землю пришел ад. Зловещее предчувствие овладело нами.

Около 03.19 ч первая волна штурмовой группы спустила надувные лодки на Буг. В течение 4 минут артиллерийский огневой вал был переносен вперед приблизительно на 100 м. Вторая волна, к которой принадлежал и я, пошла к реке на 4 минуты позже. В полном составе мы достигли противоположного берега, взобрались на крутой склон, устранили скудное проволочное заграждение и теперь лежали, готовые к бою, в высокой почти с метр траве.

И тут командир взвода поднялся, и вслед за ним встала и штурмовая группа. Без существенных трудностей мы смогли прочесать лежащий перед нами сад и несколько конюшен, до тех пор, пока не была достигнута проходящая по высокой дамбе улица, которая вела через мост к большим воротам во внутреннюю часть цитадели. Рядом с этим единственно возможным входом стояло длинное здание со множеством больших ворот, за которыми русские, которые уже преодолели свой первый испуг и собрались в группы, расставили на постах пулеметчиков и стрелков.

Ворота одни за другими должны были забрасываться ручными гранатами. Площадь перед ним была заполнена густым дымом, частично изрыта снарядами и покрыта обломками стен, единственной незначительной возможностью укрытия. Снова мы пробегали как раз мимо ворот, как вдруг откуда–то прямо на нас загромыхали 2 русских танка. Я лишь успел крикнуть: "Приготовить пули повышенной бронебойности, открыть огонь!", как мы уже очутились в их поле обстрела. Тем не менее после короткого боя танки были вынуждены свернуть и отступили. Это были еще те времена, когда таким образом можно было отгонять вражеские танки - разумеется, только легкие. Так мы пробивались до тех пор, пока не достигли вторых больших входных ворот, где уже собирались другие части нашей штурмовой группы и батальона, которые наносили удар справа от церкви.

Здесь произошел перерыв между столкновениями. Но это скопление мне не нравилось, тем более что сразу же снова начались потери. Я закричал: "Кто-нибудь пойдет со мной добровольно?" С 6 рядовыми, имевшими в том числе и два MG, я галопом пересек лежащий за упомянутыми входными воротами мост, который снова вел через широкий канал. Там мы успели как раз вовремя, чтобы поддержать залегшие здесь группы нашей 12–й роты, ведущие бой с русскими противотанковыми пушками.

Беглым шагом, пройдя по левой руке от каземата и лежащего перед ним большого палаточного городка, мы шли до тех пор, пока не захватили лежащую на возвышении окопанную огневую позицию русской зенитной артиллерии. Этим быстрым ударом мы так быстро и неожиданно зашли во фланг русской противотанковой пушке, что её расчету пришлось обратиться в бегство с большими потерями.

Внезапно на каземате, лежащем перед нами примерно в 300 м, показалось трое солдат, сначала их принадлежность не могла точно устанавливаться. Я уже разрешил было открыть огонь, как гауптман, который приблизился между тем с подразделениями своей части, начал оживленно протестовать, предположив, что это немцы.

Скоро, однако, оказалось, что это были все же русские, и к тому же достаточно опытные снайперы. Они ложились на край каземата, где их подстрелить можно было только при большом везении, и прямо–таки с удовольствием устроили "охоту на зайцев", при которой смерть начала богато пожинать свои плоды.

Я со своим оптическим прицелом стоял на огневой позиции зенитной артиллерии и, используя все оружие, напрасно пытался, по крайней мере, прогнать этих парней. Пулеметчик MG лежал рядом со мной, ведя ожесточенную перестрелку с ними, проклиная чертовых снайперов.

Внезапно стоящий за мной пулеметчик (второй номер пулеметного расчета) закричал мне: "Пригнитесь!" Едва я сделал это, как вражеская пуля пронзила мою грудь.После почти двойного вращения я еще смог подать стоящему рядом со мной приятелю руку и попрощаться с ним. И вот тут уже я рухнул, готовый к смерти с мыслью о Боге и моей родине.

Когда по прошествии долгого времени я вернулся в сознание, мне открылась страшная картина. По переднему краю огневой позиции зенитной артиллерии стоял наполовину установленный лафет для MG, за ним умирал его стрелок с тяжелым ранением в легкое и стонал от боли и жажды. "Есть ли у тебя что–нибудь попить, приятель?" - попросил он меня. С трудом я подал ему мою походную флягу.

Справа от меня сидел командир расчета, который больше не двигался, как бы я к нему ни обращался. Далее со всех сторон вокруг нас звучал печальный концерт беспомощных раненых: "Санитар, санитар, ради Бога, помоги мне!" Снайперы сделали свою работу. Из последних сил я смог перевернуться на спину, чтобы лечь немного удобнее и не на ящиках боеприпасов. Моя грудь как будто налилась свинцом, китель и рубашка пропитались кровью. Первым делом я начал искать место попадания, до тех пор, пока наконец под левой ключицей я не нашел микроскопически маленькое входное отверстие.

Я наложил повязку, чтобы образовалась корка; выходное отверстие уже высохло в предыдущем положении, когда я лежал на спине. Я чувствовал себя спасенным и отправился в путешествие в великолепную страну снов. Постепенно клонился к закату страшно горячий день, и на уставшее от борьбы поле сражения вторглась безотрадная ночь.

Ночью снова и снова взвывал страшный, казалось никогда не желающий кончаться артиллерийский огонь, в глухом мраке отрывисто звучали резкие выстрелы. Никогда я еще не ждал наступающего дня с более горящим нетерпением. Дорогое солнце, однако, поняло это по-своему, встав над нами снова слишком высоко, и жара увеличивалась до невыносимости. Из рюкзака погибшего унтер-офицера я взял хлеб и сыр и начал занимать себя тем, чтобы получить маленькую закуску. Я поделил рационы в точности так, чтобы выдержать от 4 до 5 дней, так как после всех бед у меня не было желания умереть еще и от голода." - воспоминания командира отделения штурмовой группы 135-го пехотного полка 45-й пехотной дивизии вермахта ефрейтора Ганса Тойчлера.
Брест.Крепость.Перезагрузка.Бизнес в республике Беларусь
Однажды, весенним теплым деньком, когда по улицам весело журчали ручьи, выбивавшиеся из под просевших сугробов, решил я заняться бизнесом. В Беларуси. Что само по себе должно вызвать у вас саркастическую улыбку. И пришла мне в голову мысль (что бывает не часто, поэтому я холил ее и лелеял, как дорогого гостя), установить в историческом месте г. N полевую кухню и подкармливать туристов солдатской кашей, да ушицей, во время летнего сезона и тем самым заработать себе на хлебушек, видеокарту, велосипед, спиннинг и воблер. Ну что ж, перейдем к реализации - надо бумажки всякие оформить.
Абзац второй: УБОРЩИЦА.
Пошел я к местной “крыше” в одно …. окно. Окно там оказалось не одно. Но я представил себя мужественной уборщицей общественного туалета, которая заглядывая в каждое “окно” приговаривает: “Ну что за люди то”, ковыряет ёршиком, прихватывает с собой в мешок кучи бумаги и, закрывая за собой дверь, слышит недовольное бурчание потревоженного товарища УнитаЗа. Работать уборщицей оказалось очень не легко, потому как моя уборщица, похоже обслуживала все общественные туалеты г. N. И что самое интересное, у всех туалетов на входе были мраморные ступеньки, а в качестве билетера был некий товарищ МилицЫонер. А еще оказалось, что во всех туалетах есть обед и расписание приема граждан по четным и нечетным дням недели.
Абзац третий: ЭКОНОМИЧЕСКИЙ.
Но вот заветное “Разрешение” получено и вроде как, можно начинать работу, но покой нам только снился. Надо еще оплатить за создание расчетного счета – т.е. заплатить банку за то, что я становлюсь его клиентом! Вот это номер!!! Оплатить кассовый аппарат и в обязательном порядке заключить договор на платное его обслуживание - т.е. дать взятку государству, чтобы оно разрешило мне платить ему же налоги! Вот это второй номер!!! Третьим номером было согласование с главным архитектором города установки полевой кухни так, чтобы она не портила вид города. На утверждение ему понадобился месяц!!! Четвертым номером стал Генерал – командующий историческим местом г. N, который заявил что за аренду земли под кухней надо платить, причем необязательно через р/с – можно просто конверт с оплатой оставлять под заветным камнем какого-то там века. Деньги вперед, зайцы не нужны. Я стал задумываться – не пойти ли мне лучше сортиры убирать, но вспомнились слова профессора Преображенского, который утверждал, что бардака в сортирах нет. Профессорам надо верить. И я, пройдя все тернии, наконец-то устремился к звездам. В ноябре.
Абзац четвертый: НОЯБРЬ.
Сначала дела шли хорошо. Я сидел под зонтиком, наблюдал за пузырями на лужах, пытаясь в энтропии падающих капель узреть какую-то закономерность. Порой, мне даже казалось, что я ее вычислил, но в какой-то момент всегда находилась Подлая Капля, которая ломала мой Закон. Сначала, я каждый раз придумывал новый Закон, но Подлая Капля ломала и его. Тогда я записал Подлую каплю в исключения и стал даже ждать ее. Иногда она долго не появлялась, и даже становилось скучно, когда все капли падали в соответствии с моим Законом. Я понял, что жить по кем-то придуманному Закону очень скучно и перестал придумывать законы. Капли, словно обрадовавшись отсутствию сдерживающего их фактора, гораздо веселее и сумбурней застучали по лужам, заставляя одинокие тройки МилицЫонеров прятаться в свой домик возле туалета. Меня это очень радовало и капли стали моими лучшими друзьями. Так проходил день за днем. Я подбрасывал поленья в топку под котлом, смотрел на пламя, на дождь. Спрашивал изредка проходящего Рыбака: “Как клев?”. Тот подходил под мой зонтик, ставил у колеса удочки, заботливо сложенные в брезентовый чехол, скидывал мокрый от дождя капюшон, закуривал крепкую сигарету и отвечал: “Сегодня опять глухо”. Я предлагал ему горячей ухи. И мы пили из глубоких пиал вкусную, наваристую ушицу, сёрбая и покрякивая от удовольствия. Вокруг шел проливной дождь, а нам было хорошо и тепло. Рыбак был моим единственным клиентом, но я надеялся, что не последним….
Абзац пятый: Беда
А потом дождь закончился и наступила… не зима. И даже не наступила, а наступил. Полный. Хоть я и исправно устраивал жертвоприношения всяческим “божкам”, но очевидно у них тоже наступил. Полный. Жертвоприношений им стало не хватать и он пришли. Сначала пришел Бог Огня в форме работника Министэрства Надзвычайных Спрау Рэспублики Беларусь и потребовал огнетушитель, которого у меня естественно не оказалось. Бог Огня съел две порции ухи, порцию перловки с тушенкой (от спирта в алюминиевой кружке отказался, сказав что у них там в божьей канцелярии с этим строго) и предписал мне устроить жертвоприношение в размере еще не купленного мной велосипеда.
Затем ко мне пришел Бог Торговли с удостоверением Мiнiстэрства Па Налогам i Сборам Рэспублiкi Беларусь. Он заявил, что я не выбил чек Богу Огня на сумму двойной порции ухи и одной порции перловки с тушенкой (это при том, что Бог Огня изволил откушать на халяву). Чтобы оценить ущерб, нанесенный божьей канцелярии, Бог Торговли потребовал две порции ухи, порцию перловки с тушенкой (от спирта в алюминиевой кружке не отказался, даже попросил добавки, заметив, что дело к вечеру и в божью канцелярию он сегодня уже не пойдет). Мне было предписано возместить ущерб в размере, двадцатикратно превышающем сумму, недополученную в бюджет божьей канцелярии в результате умышленного сокрытия доходов от Мiнiстэрства Па Налогам i Сборам Рэспублiкi Беларусь. Что соответствовало еще не купленному мной спиннингу….
Эпилог.
А потом я нашел пулемет…..
Брест.Крепость.Перезагрузка.Брестская крепость.Перезагрузка.
Дом – это место, где человек может зарядиться энергией для работы, творчества и самопознания.

Дом дает силы, вдохновляет на подвиги и укрепляет чувство уверенности в своих силах.

Только дома мы остаемся самими собой. Здесь мы отдыхаем и восстанавливаемся, здесь нам помогают стены.

Дом – это наши корни, здесь живет история нашей семьи и предков, которыми мы гордимся.

В хороший дом мы приглашаем гостям, показываем им самое лучшее и стараемся, чтобы им было хорошо и интересно.

Дом защищают до последнего удара сердца.

Крепость

Восемь веков на месте Крепости был Город. Здесь вершились судьбы государств, армий, церквей и правителей. Волны истории бились о берега ее островов, вынося на своих гребнях людскую славу и поглощая судьбы в водоворотах войн и пожаров.

Его разрушили, не спрашивая мнения жителей.

Следующие 100 лет Крепость была домом исключительно для военных, но нет никаких сомнений, что дух Берестья никуда не делся. Энергетика событий, которые случились на этом месте, была слишком сильной, чтобы просто исчезнуть.

Она копилась в казематах, бастионах и валах, ожидая, что кто-то однажды воспользуется ее мощью. И момент истины настал в июне 41-го года. За все годы изучения обороны никто не смог рационально объяснить, что помогло гарнизону Крепости защищать ее дольше, чем могли выдержать человеческие силы.

Ты

Сейчас Крепость спит таким глубоким сном, что, кажется, что она уже не жива. Но это не так. Все, что необходимо для того, чтобы там закипела жизнь – создать культурно-туристический комплекс. С рекреационной, образовательной, музейной и интерактивной зонами. Интересный, оригинальный, достойный этого места. Необходимо наполнить ее такими объектами и событиями, чтобы там концентрировалась интеллектуальная и креативная жизнь Бреста.

Инвесторы по всему миру проявляют особое внимание к вложениям в городскую культурную инфраструктуру. Это тренд 2010-х годов. И особенно важно, что есть конкретная дата, значимый повод для вложений - 2019 год, тысячелетие Берестья. Создание спонсорского фонда, поиск инвестиций - всем этим будут заниматься менеджеры в области культурного маркетинга, но инвесторы поверят в успешность проекта, убедившись в его уникальности, нужности и привлекательности.

Все могут придумать за нас и вместо нас, но впервые за всю историю у тебя, БРЕСТЧАНИН, спрашивают ТВОЕ личное МНЕНИЕ по поводу глобальных изменений в жизни города. И это мнение учтут.

Времени осталось не так много – до марта.

Итак, какие объекты и события нужно разместить в Крепости, чтобы она стала Домом для брестчан?



Gurock +6 2349 85 комментариев крепость
Дегустаторы новых ощущенийГород как город, только ни хрена не найти ...
Строят эти супермаркеты, строят, но в них весь ассортимент товара, чуть больше чем в ночнике "На болоте". Нет, ну много всякого есть, и даже не то, чтобы я хотел найти дефлопе с крутоном и кациосом, все проще - один простецкий БЕЛОРУССКИЙ крем искали месяц, да и не мне естественно, но я проникся проблемой пока объезжал все магазины, рынки, павильоны. Думаете нашли? Хрен там! На официальном сайте пишут, что он в Бресте есть везде - хер там! Рассказ не о креме, так во всем. Мелочевку можно искать неделями и не найти. Центр Европы, боремся за высокое звание ... нет ни хера! Все время все нужно доставать ... ну не СССР же ... хотя ... Захочешь найти какой-нибудь аккумулятор к плееру или шуруповерту - хер там! Запчасти к машинам - ждать нужно! Расцветки этой нет, раз мера - хер там же !!! Тоска ...

пы.сы И не надо меня посылать в Польшу!
Дегустаторы новых ощущенийТерпеть не могу праздники
СССР уже нет. Ценности уже далеко не те. Да и те, что ценностями когда-то считались под большим знаком "?". Никто ничего не делает и поэтому, как человек - животное социальное, фиг что сделаешь особо без участия себе подобных, разве что ковер выбить или дерево посадить можно, потому что никто не работает, факсы не принимает, на складах ничего не отпускают, все ОТМЕЧАЮТ. Пить и жрать уже не то пальто, но родители СССР-ского поколения отмечают все это дело примерно так, ждут и обижаются, что какой-нибудь очередной "День строителя, водителя, танкиста, менчендайзера" не отметишь вместе с соседями, не посидишь с рюмочкой, не потоскуешь за березки и держу. Ладно бы еще праздники были бы как в некоторых странах, так, чтобы целым городом, в едином порыве, не боясь забыть закрыть дверь на ключ. Но именно СССР-овские лидеры праздники такого характера убили, выбивая их из голов бабушек и дедушек, которые не успели за 70 с гаком лет передать своим внучкам, а оставив нам праздники кровавых параноиков. В большинстве случаев мы не понимает что празднуем и как, да и праздников % 90 так вообще никакого отношения не имеет ни к местному населению, ни к его культуре. Разве что 9 мая, на него смотреть коса морального права не имею, остальные, может впопыхах забыл чего, очень сомневаюсь, я народные, массовые имею в виду. День Рождения тоже, что к чему, до 18 лет еще можно, это понятно, а потом, смысл? Имею право только к своему ДР относиться так. Нет у нас праздника, общего, чтобы без споров, чтобы не стесняясь, чтобы в едином народном порыве, может я и ошибаюсь. Постоянно такое противоречивое и опустошенное ощущение возникает, когда наступают такие очередные хрен поймешь какие-то праздники. Давали бы лучше, действительно, каждому хотя бы отгул на собственный День Рождения, или отпускали безоговорочно каждого, кто отпрашивается в последний путь проводить человека. И пользы было бы больше и производительность выше, чем вся страна ОТМЕЧАЕТ, хочешь ты этого или нет ...
отключен Javascript

Онлайн радио


Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.