Реальный Брест

Наша пиццаМеталлочерепиа, профнастил, сайдинг, ограждения, водосточные системыЦентр семейной стоматологии ДентикоПервый в Бресте онлайн каталог профессиональных мастеровРекламодателям

ГлавнаяБлогиБрест.Крепость.Перезагрузка.Ошибки на плитах Мемориального комплекса

Ошибки на плитах Мемориального комплекса

+2
Голосов: 2
Карма+ Карма-
Автор: Gurock
Опубликовано: 1345 дней назад ( 3 апреля 2013)
Редактировалось: 1 раз — вчера в 20:26
Исторические ошибки
Строгие гранитные плиты мемориала… Думаю, почти каждый посетитель мемориального комплекса «Брестская крепость-герой» хоть раз проходил вдоль ровных рядов памятных плит, под которыми покоятся защитники крепости. Фамилии многих из них до сих пор неизвестны, поэтому посетители чаще останавливаются у плит с именами известных героев, отдавая дань памяти погибшим. Судьба большинства из них установлена в послевоенное время – останки некоторых вместе с личными вещами обнаружены в полуразрушенных зданиях при разборе завалов, другие перезахоронены с прилегающих кладбищ или из могил на территории самой крепости. После выхода в свет книги С.С. Смирнова в музей и лично писателю стали приходить письма от выживших участников боев, в которых они рассказывали о гибели того или иного защитника крепости. Позднее на основании таких свидетельских показаний принимались решения о признании погибшими некоторых бойцов и командиров. Казалось бы, вся возможная работа в этой области давно проведена и новых открытий здесь ждать бесполезно... Однако мало кому приходило в голову проверить, все ли бойцы и командиры, чьи фамилии указаны на мемориале, действительно погибли в крепости…
Основная работа по увековечиванию памяти погибших была проведена в начале 70-х, и в результате в 1971 году на плитах мемориала появились фамилии погибших защитников. В дальнейшем их число понемногу увеличивалось, однако с распадом Советского Союза интенсивность работы пошла на спад, а после заглохла совсем. Последним установленным стал Элим Алиевич Эльмурзаев, чье имя было увековечено в мемориале в 2010 году /на момент написания статьи захоронение в воронке у церкви еще не было исследовано – А./
Удивляет то, что при наличии современных средств связи, позволяющих моментально обмениваться информацией с ведомственными архивами, при огромном количестве рассекреченных в последние годы архивных документов, в которых можно найти ранее недоступную информацию, администрация мемориала не прилагает особых усилий для исправления ранее допущенных ошибок. Понятно, что ошибки на граните исправлять сложнее, чем на бумаге, но тем более значимой видится эта работа. Во-первых, родственники защитников имеют право знать, где на самом деле погиб и похоронен их дед или прадед, не вернувшийся с войны. И многие из них с удивлением узнают, что на могилу к «своему» солдату им придется ехать далеко за границу, минуя Брест. За ту самую границу, у которой приняли свой первый бой их родственники летом 1941-го года, за ту границу, ради существования которой они и отдали свои жизни. Кроме того, это важно и для восстановления исторической справедливости.
Надеюсь, что данная публикация будет полезной сотрудникам музея и в какой-то степени подтолкнет их к более динамичной работе. Если когда-нибудь приведенные в статье данные будут перенесены с бумаги на гранит, буду считать эту работу выполненной.

Для начала коротко об источниках информации, использовавшихся при составлении статьи. Основная часть данных была получена при детальном анализе немецких документов на советских военнопленных (карточек военнопленных). Общеизвестно, что в ходе Второй Мировой войны в Германии и на захваченных ей территориях была создана разветвленная сеть лагерей военнопленных (шталагов) и концентрационных лагерей, в которых содержались миллионы пленных военных и гражданских лиц различных национальностей. Огромное количество пленных поставило перед немецким командованием задачу – создать систему регистрации и учета прибывающих в лагеря и находящихся там. Такая система была создана, и на каждого военнопленного предполагалось заполнять несколько документов, в которых систематизировались личные данные (ФИО, место рождения, данные родственников), сведения о воинской службе (звание, часть и др.), сведения о профессии в мирное время, а также ставились различные дополнительные отметки – о принадлежности к комсоставу («offz.»), к пограничному ведомству («G.P.U.»), о национальности и т.д. Имелось множество различных типовых форм карточек военнопленных, каждая из которых предназначалась для записи определенной информации о человеке. Коротко остановимся на тех из них, которые будут использованы в статье в качестве источников информации.
Персональная (личная) карточка военнопленного (Personalkarte I) – основной документ военнопленного, в котором довольно полно отражались различные данные попавшего в плен человека. Карточка представляла собой стандартный типографский бланк формата DIN A4, базовая информация была отпечатана на немецком языке. Поля карточки заполнялись, как правило, вручную. По данным из такой карточки можно практически полностью проследить судьбу человека в плену – от даты и места пленения до, в большинстве случаев, даты смерти… Личные карточки военнопленных являются основным источником информации в приведенных далее кратких биографических справках.
Пересыльная или «зеленая» карточка военнопленного – документ, в котором отражалось перемещение пленного из лагеря в лагерь, однако при этом указывалась и некоторая дополнительная информация. Как правило, на основании только пересыльной карточки полностью проследить судьбу человека в плену довольно сложно. Пересыльные карточки имели формат DIN A6 и были зелёного цвета – поэтому в историографию они и вошли как «зеленые» карточки.
Свидетельство о смерти, запись о смертельном случае - различные типы документов с общей смысловой нагрузкой – предназначались для записи данных о смерти военнопленного, также содержали информацию о причине смерти и месте захоронения. При наличии только таких документов трудно проследить весь путь человека в плену – как правило, кроме вышеуказанной информации, в них содержаться только краткие биографические данные.
Следует также сказать пару слов о судьбе самих карточек. Карточки военнопленных хранились в архивах непосредственно по месту дислокации лагерей. В случае смерти военнопленного его карточка вместе с половинкой личного жетона сдавалась на хранение в архив вермахта, о чем делалась соответствующая запись в делах лагеря и непосредственно на самой карточке. После освобождения Германии и захваченных ей территорий от фашистского режима в распоряжении советского командования оказалась масса документов на бывших военнопленных. В то время, как сами военнопленные проходили проверку в фильтрационных лагерях, их документы, захваченные при различных обстоятельствах, пересылались в Москву для дальнейшего учета и анализа информации. Отметим также, что, скрывая следы своих чудовищных преступлений, немецкое командование на завершающем этапе войны старалось уничтожить документы лагерей военнопленных и концлагерей, в связи с чем большая часть карточек военнопленных была безвозвратно утрачена.
Итак, список защитников Брестской крепости, ошибочно считающихся погибшими в крепости в первые дни войны.
1. АБДРАХМАНОВ Салех Идрисович, 1920 г.р., г. Иркутск. Призван в РККА 12.10.1940 г. Ленинским РВК г. Грозный. Курсант полковой школы 44-го сп 42-й сд. Погиб в июне 1941.

По уточненным данным: попал в плен, умер в плену.
Тип документа-источника: Personalkarte I (персональная карточка военнопленного)

АБДРАХМАНОВ Салех Идрисович (Abdrachmanow, Salech Idris), 1920 г.р., д. Камкино.
Русский, солдат (рядовой) 44-го пех. полка. Попал в плен 10.7.1941г., место пленения - г. Пинск. Содержался в шталагах VIII E (stalag VIII E Neuhammer), VIII C (stalag VIII C Sagan). Номер военнопленного – 28074. Данные о родственниках из карточки в/п: отец Идрис Абдрахманов, Молотовская обл., г. Грозный, ул. Партизанская, 17.
С 29.09.1941 г. – в составе рабочей команды №38 Preiskretsсham (Arb. Kdo #38).
Умер в плену 23.12.1941г. Точное место захоронения неизвестно.

Вероятно, Абдрахманов был в составе одной из небольших групп бойцов 44-го сп, которым удалось вырваться из крепости ранним утром 22-го июня - до полной блокады немцами крепости и установления контроля над прилегающей территорией. После этого большинство попыток прорыва оканчивались неудачей. Продолжив сражаться с врагом, Салех Абдрахманов попал в плен в начале июля под Пинском, где отступающие части РККА вели тяжелые бои с рвущимися на восток частями вермахта.
Примечание. Шталаг VIII E Neuhammer располагался на месте современного местечка Свентошув (Swiętoszów, Польша). Шталаг VIII C Sagan – ныне на территории города Жагань (Żagań, Польша). На кладбище военнопленных у г. Жагань покоятся останки 739 советских военнопленных, известны имена 120 из них. Немецкое Preiskretsсham – совр. Pyskowice (Польша). Вероятно, Абдрахманов умер, находясь на работах в составе рабочей команды №38 в районе совр. Пышковице. Есть сведения, что умерших военнопленных хоронили на местном еврейском кладбище. Где-то в этих местах и нужно искать его могилу, если она конечно сохранилась. Конечно, врядли это будет индивидуальное захоронение, однако возможно удастся найти имя Абдрахманова в списках погребенных в одном из общих захоронений. Более точных данных на сегодняшний день нет…

2. БАРИНОВ Александр Иванович, 1920 г.р., с. Старково Володарского р-на Горьковской обл. Призван в РККА в 1940 г. Гороховецким РВК Владимирской обл. Рядовой, кладовщик склада обозно-вещевого снабжения 132-го отд. батальона конвойных войск НКВД СССР. Погиб в июне 1941.

По уточненным данным: попал в плен, умер в плену.
Тип документа-источника: Personalkarte I (персональная карточка военнопленного)
БАРИНОВ Александр Иванович (Barjnow, Aleksander Iwan), 1920 г.р., Старково. Русский, рядовой 132-го пех. батальона. Попал в плен 24.6.1941г., место пленения - г. Брест. Содержался в лагере военнопленных №308 (stalag 308 - VIII E). С 21.10.1941г. - в лагере XVIII А Wolfsberg. Номер военнопленного - 21151. С 22.11.1941г. – в составе рабочей команды №11039 в г. Унтердраубург (Arb. Kdo Unterdraubg 11039 Gw). Умер в лазарете лагеря XVIII A 13.12.1941 г. Похоронен на кладбище г. Св. Иоганн недалеко от Вольфсберга (запись о месте захоронения в карточке военнопленного - St. Jogann bei Wolfsberg).

Во-первых, стоит сказать несколько слов о бойцах 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Именно с бойцами этой части связано большинство ошибок мемориала. Во многом потому, что свидетельств выживших защитников крепости из 132-го батальона крайне мало. Также следует отметить, что до определенного времени нахождение в крепости батальона конвойных войск НКВД всячески замалчивалось. Расположение батальона – часть кольцевой казармы возле Тереспольских ворот – именовалось «казармой пограничников». Только в последние годы в этом направлении наметился перелом. Бойцы конвойного батальона наряду с другими стали упоминаться в различных публикациях, возле стены казармы, где многие из них остались навсегда, появился памятный знак. Однако многие бойцы батальона, попавшие в плен, официально признаны погибшими в крепости. Ошибки в отношении некоторых из них будут исправлены в данной статье.

Что касается непосредственно Баринова, то наиболее вероятно, что он был пленен в крепости на 3-й день войны. Первоначально находился в шталаге №308, затем переведен в австрийский Вольфсберг. С октября 1941 года работал в составе рабочей команды в городке Унтердраубург (в настоящее время – город Дравоград, сев. Словения, на границе с Австрией). Продержался в нечеловеческих условиях фашистского плена почти полгода. Вероятно, рабский труд подорвал здоровье Баринова - он был помещен в лагерный лазарет, где и умер 13 декабря 1941г. Могилу А.И. Баринова следует искать на военном кладбище австрийского городка Св. Иоанн в окрестностях Вольфсберга. Кладбище находится в неплохом состоянии, однако неизвестно, есть ли там именные захоронения и есть ли на одном из памятников фамилия Баринов…

3. БЕССМЕРТНЫЙ Павел Павлович, 1919 г.р., х. Веселая Победа Азовского р-на Ростовской обл. Призван в РККА в 1940 г. ГВК г. Ростов-на-Дону. Сержант, командир отделения 125-го сп 6-й сд. Погиб 22.6.1941. Гибель Бессмертного П.П. 22.06. подтверждена свидетельскими показаниями его однополчанина П.А. Алексеева. Вероятно, именно на этом основании Бессмертный был ошибочно признан погибшим в крепости.

Из свидетельских показаний Алексеева П.Г. (орфография и стиль оригинала сохранены) :
«Я, Алексеев Петр Григорьевич, рождения 1916г. 24 декабря, уроженец Калининской обл., Молоковского р-на, село Пупцево. Даю свидетельские показания в том, что в ходе боев 22 июня 1941г. сержант Бессмертный Павел Павлович был убит вражеской пулей при выходе из здания полковой школы 125 с/п, 6 с/дивизии на территории Брестской крепости. Там и захоронен.
Подпись: Алексеев
Дата: 1986 г., 27 августа»

По уточненным данным: попал в плен.
Тип документа-источника: «зеленая карточка» военнопленного
БЕССМЕРТНЫЙ Павел Павлович (Bessmertnij, Pawel Pawel), 7.11.1919, д. Веселая Победа. Рядовой, 125 стр. полк. Попал в плен 22.6.1941г., место пленения - г. Брест. Содержался в лагере военнопленных №304 – IV H, номер военнопленного – 23178. Данных о смерти в плену или о дальнейшей судьбе П.П.Бессмертного в вышеуказанном документе нет.

Располагая только вышеуказанными сведениями из «пересыльной» карточки, сложно сказать, при каких обстоятельствах П.П.Бессмертный попал в плен. Если П.Г. Алексеев видел именно Бессмертного, то возможно он действительно получил пулевое ранение и раненым был взят в плен. Соответственно, произошло это в первой половине дня 22 июня. Лагерь военнопленных №304 находился недалеко от Дрездена, в районе станции Якобсталь. Следует отметить, что среди военнопленных, содержавшихся там в первой половине 1941-го года, было довольно много защитников Брестской крепости. Немногим из них удалось встретить новый 1942-год... Дальнейшая судьба П.П. Бессмертного пока остается невыясненной, поиск новых документов продолжается…

4. ГОРОДИЛИН Николай Иванович, 1918 г.р., г. Сталинград. Призван в РККА в 1939 г. Рядовой, писарь обозно-вещевого снабжения 132-го отд. батальона конвойных войск НКВД СССР. Погиб в июне 1941.

По уточненным данным: попал в плен, умер в плену.
Тип документа-источника: Personalkarte I (персональная карточка военнопленного);
Todesfallmeldung (извещение о смерти)
ГОРОДИЛИН Николай Иванович (Gorodilin, Nikolaus) , 1918 г.р., х. Боброво. Русский, рядовой 132-й пех. части. Попал в плен 23.6.1941г., место пленения - г. Брест-Литовск. Содержался в лагере военнопленных №307 (stalag 307), номер военнопленного – 29258. Умер в подр. В лагеря №307 12.9.1941 г. Сведений о месте захоронения нет.
Примечание. шталаг №307 до середины сентября (по др. данным – до начала октября) 1941 г.находился в г. Бяла-Подляска (Польша), примерно в 40 км. от Бреста.

Наиболее вероятно, что Николай Городилин был пленен 23.06. в расположении своего батальона. В анкете военнопленного батальон указан как 132-я пехотная часть, что является весьма распространенным явлением – не все бойцы открыто указывали свою принадлежность к НКВД. Шталаг №307, где содержался Городилин, можно во многом считать «брестским» - большинство пленных из крепости и из города первое время находились именно там. Смертность в лагере была настолько высокой, что на этот факт даже обратило внимание немецкое командование. В результате принятых мер осенью 1941 г. лагерь в Бяла-Подляске был закрыт, а оставшиеся в живых военнопленные переведены в крепость Демблин (Польша). Однако это не сильно улучшило ситуацию – смертность в лагере по-прежнему была крайне высокой. Вероятно, Городилин умер ещё в Бяла-Подляске, до «переезда» лагеря. Данных о месте захоронения, как и о том, производилось ли оно вообще, к сожалению нет…

5. ДОБРОЦВЕТОВ Михаил Александрович, 1921 г.р., г. Гороховец Владимирской обл. Призван в РККА в октябре 1940 г. Гороховецким РВК Владимирской обл. Рядовой, ручной пулеметчик 3-й роты 132-го отд. батальона конвойных войск НКВД СССР. Погиб в июне 1941.

По уточненным данным: попал в плен:
Тип документа-источника: Fragebogen (анкета военнопленного);
Todesfallmeldung (извещение о смерти)
ДОБРОЦВЕТОВ Михаил Александрович (Dobrozwetow, Michail Aleksandrowich) , 1921 г.р., Ивановская обл. Место жительства: г. Гороховец, ул. Комсомольская, 7. Русский, солдат (рядовой), воинская часть не указана. Попал в плен 4.7.1941г., место пленения – Минск. Содержался в лагере военнопленных №307 (stalag 307), номер военнопленного – 247863. Умер в лагере №307 12.9.1941 г. Сведений о месте захоронения нет.

Вероятно, Михаил Доброцветов сумел прорваться из крепости в первые дни войны. Далее дороги отступления привели его в «минский котел», где попали в плен очень многие защитники Бреста.
Интересная деталь – Доброцветов и его однополчанин по 132-му батальону Городилин умерли в шталаге 307 в один день – 12.09.1941 г.
6. ЗИНОВЬЕВ Владимир Васильевич, 1908 г.р., г. Верея Московской обл. Призван в РККА Верейским РВК в 1939 г. Мл. лейтенант, командир взвода батареи 45-мм орудий 333-го сп 6-й сд. Погиб в июне 1941.

По уточненным данным: попал в плен, умер в плену.
Тип документа-источника: Personalkarte I (персональная карточка военнопленного)
ЗИНОВЬЕВ Владимир Васильевич (Sinowiew, Wladimir Wassilij), 1908 г.р., г. Верея. Русский, унтер-офицер (в карточке ошибочно переведено с немецкого как «сержант») 333-го пех. полка. Попал в плен 29.6.1941г., место пленения – Брест. Содержался в лагере военнопленных №315 (stalag II D Stargard), номер военнопленного - 18036. С 24.10.1941 – на работах в составе рабочей команды в г.Ruhnow в р-не Regenwalde. Умер в плену 8.11.1941 г. Сведений о месте захоронения нет.

Судя по дате пленения, Зиновьев был в числе защитников крепости, сражавшихся в Восточном форту на Кобринском укреплении. Как известно, 29.6. – дата падения форта и взятия в плен большинства его защитников.

Лагерь военнопленных II D находился в немецком городе Штаргард (Stargard) – в настоящее время это город Старгард-Щетиньски на территории Польши.
С 24.10.1941г. – на работах в управлении сельскохозяйственного предприятия в г. Рухнов округа Регенвальде (территория совр. Польши). Общее истощение и рабский труд сказались на здоровье Зиновьева - он умер через две недели после включения в состав вышеуказанной рабочей команды. В личной карточке Владимира Зиновьева имеется запись о смерти: "8.11.41 в рабочей команде Польхов, округ Регенвальде вследствие общей физической слабости умер и там же захоронен". Записей о точном месте захоронения в карточке к сожалению нет…

7. КОНДРАШОВ Василий Алексеевич, 1916 г.р., д. Упертовка Богородицкого р-на Тульской обл. Воентехник 2-го ранга, мл. техник-артиллерист 44-го сп 42-й сд. Погиб 22.6.1941.

По уточненным данным: попал в плен, умер в плену.
Тип документа-источника: Personalkarte I (персональная карточка военнопленного)
КОНДРАШОВ Василий Алексеевич (Kondraschow, Wassilij Alexei), р.15.7.1916, г. Богородицк. Воентехник 2-го ранга, техник-артиллерист 42-й пех. дивизии. Попал в плен 23.9.1941г., место пленения – Оржица. Номер военнопленного и номер лагеря в карточке не указан. 15.10.1941 г. переведен из пересыльного лагеря №111 г. Кременчуг (Dulag 111 Krementschug) в другой лагерь. Умер 1.04.1941 г. от цинги и общего истощения. Сведений о месте захоронения нет.

Примечание. Карточка военнопленного Кондрашова заполнена лишь частично, что не позволяет нам детально изучить его судьбу в фашистском плену. Однако по имеющимся данным из других источников установлено, что 15 октября 1941 года этапом из Dulag 111 Кременчуг В.А. Кондрашов прибыл в офлаг XI A, находившийся в г.Владимир-Волынский, где и умер 1 апреля 1942 года. Отсутствие номера объясняется скорее всего тем, что Кондрашов просто не успел пройти регистрацию. В записи о смерти также мало информации – указана только дата и причина смерти, сведений о том, где умер и захоронен Кондрашов в карточке нет… Возможно, со временем будут обнаружены другие документы, на основании которых можно будет составить более полное описание жизненного пути Василия Кондрашова.

8. КРАМАРЕНКО Владимир Иванович, 1921 г.р., г. Харьков. Призван в 1940 г. из г. Харьков, рядовой, курсант курсов шоферов Белорусского пограничного округа. Погиб в июне 1941.

По уточненным данным: попал в плен, умер в плену.
Тип документа-источника: Personalkarte I; Personalkarte III
(персональные карточки военнопленного)
КРАМАРЕНКО Владимир Иванович (Kramarenko, Wladimir Iwan), 1921 г., Харьков. Украинец, солдат (рядовой), 17 автобатальон. Попал в плен 22.6.1941г., место пленения – г. Брест. Содержался в шталагах 304 B (Muhlberg), 304 C (Zeithein), 304 G (Olchats), номер военнопленного – 122925. С 1.10.1941 г. – в шталаге 304 (IV G), в составе рабочей команды Colditz (A.Ko. Colditz, Schamoltwerke, K.O. Grimma-Sud). С 9.04.1942г. – в лазарете лагеря 304 Цайтхайн (Zeithein), с 29.4.1942г. – в шталаге 304 (IV H). Умер 14.10.1942 г. Похоронен 15.10.1942г., место захоронения – русское кладбище Якобсталь, участок №409, блок 1, ряд 11.

Курсант Владимир Крамаренко встретил начало войны на Тереспольском укреплении Брестской крепости, в расположении курсов шоферов Белорусского пограничного округа. Как известно, объекты на этом укреплении (Западный остров) были в числе приоритетных целей как для немецкой артиллерии, так и для штурмовых групп пехоты. В результате многие пограничники были убиты или ранены, многие захвачены в плен, оставшиеся в живых организовались в сводные боевые группы и оказывали врагу упорное сопротивление. Мы не знаем точно, в какое время и при каких обстоятельствах 22.06. Крамаренко попал в плен. Однако теперь можем точно сказать, что он не погиб 22 июня и его останков нет под плитами мемориала. Могила Владимира Крамаренко находится на одном из четырех кладбищ около станции Якобсталь, на территории немецкой провинции Саксония.. В отличии от десятков тысяч военнопленных, захороненных в общих могилах без всякой идентификации или не захороненных вообще, Владимир Крамаренко похоронен в братской могиле, которую, располагая приведенными в статье данными, можно найти. По данным из книги памяти Мемориала Эренхайн-Цайтхайн, могилу Крамаренко следует искать на кладбище Цайтхайн II. В книге памяти советских военнопленных Мемориала Эренхайн-Цайтхайн под №6246 значится: Крамаренко Владимир Иванович, украинец, 01.01.1921, Харьков. Умер 14.10.1942, солдат (рядовой), K II.
Из справочной информации о захоронениях в районе ст. Якобсталь с сайта Мемориала Эренхайн-Цайтхайн: «Обозначенное раньше „кладбищем для русских Якобсталь“ второе захоронение Цайтхайна использовалось для погребения в период с декабря 1941 г. по ноябрь 1942 г. Здесь последний покой нашли прежде всего жертвы страшной эпидемии сыпного тифа той зимы. На этом, расположенном недалеко от вокзала д. Якобсталь, кладбище покоится наибольшее количество жертв. Организованная СВАГ еще в 1946 г. комиссия обнаружила здесь на площади 104 на 37 метров в общей сложности 24 братских могилы, в которых было похоронено более 12 000 человек. Судьбы 6 612 из них сегодня выяснены. С 2001 по 2004 годы захоронение с любовью было реконструировано руками участников международного молодежного лагеря труда, организованного Народным Союзом Германии».
Надеюсь, когда-нибудь в памятный день 22 июня цветы от благодарных потомков лягут не только на пафосные плиты мемориала в Бресте, но и к подножию скромного памятника на кладбище советских военнопленных у станции Якобсталь…

9. МАРКОВ Николай Васильевич, 1920 г.р., пос. Мстера Вязниковского р-на Владимирской обл. Призван в РККА в 1940г. Вязниковским РВК, рядовой, телефонист взвода связи 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД СССР. Погиб в июне 1941.

По уточненным данным: попал в плен, умер в плену.
Тип документа-источника: Todesfallmeldung (свидетельство о смерти)
МАРКОВ Николай Васильевич (Markow, Nikolaj), 1920 г.р., пос. Мстера Вязниковского р-на Ивановской обл. Содержался в лагере военнопленных №307 (stalag 307) в г. Бяла-Подляска (Польша), номер военнопленного не указан. Умер в лазарете лагеря №307 16.9.1941 г. Сведений о месте захоронения нет.

В данном случае сложно делать какие-то выводы относительно Н.В. Маркова по имеющимся документам. По ним не прослеживаются обстоятельства его пленения – дата, место пленения, в каком состоянии он был взят в плен. Однако везением можно считать уже тот факт, что среди миллионов документов на советских военнопленных сохранилась скромного размера карточка, позволившая уточнить судьбу ещё одного защитника Брестской крепости.

10. ПИСАРЕВ Феодосий Афанасьевич, 1913 г.р., х. Иполитово Петровского р-на Ставропольского края. Лейтенант, командир пулеметного взвода 6-й стрелковой роты 2-го сб 44-го сп 42-й сд. Погиб в июне 1941.

По уточненным данным: попал в плен, умер в плену.
Тип документа-источника: «зеленая карточка» военнопленного
ПИСАРЕВ Федор Афанасьевич (Pisarew, Fedor), 5.11.1913 г.р., хут. Ипполитово, Орджоникидзевский край. Солдат (рядовой), 7072 стр. полк. Попал в плен 18.7.1941г., место пленения – г. Баранов (Барановичи). Содержался в лагере военнопленных №311 (stalag XI C ), номер военнопленного – 11994. Умер в лагере 13.11.1941г. Сведений о месте захоронения нет.

Лагерь военнопленных №311 (XI C) располагался недалеко от городка Берген-Бельзен (Bergen-Belsen), на территории бывшей базы одной из воинских частей вермахта. Осенью 1941 г. в лагерь прибыла первая партия из 20000 советских военнопленных, которые были размещены под открытым небом. Вероятно, в их числе был и Федор Писарев. Условия содержания военнопленных в лагере были настолько суровыми, что мало кому из них удалось пережить первую осень в плену – осень 1941г. В карточке Писарева есть запись о смерти в лагере 13 ноября 1941г. Более точных данных нет, однако на сегодняшний день проанализирована информация только из «пересыльной» карточки военнопленного. Если когда-нибудь удастся обнаружить в архивах персональную карточку (Personalkarte I) Писарева, то возможно на основании новых данных можно будет уточнить его биографию и более точно определить место, где обрел покой ещё один непокорённый защитник Брестской крепости…

11. ТИВИКОВ Георгий Иванович, 1920 г.р., г. Казань. Призван в РККА в 1940 г. из г. Казань. Мл. сержант, командир стрелкового отделения 3-й резервной заставы 17-го погранотряда УПВ НКВД СССР. Погиб в июне 1941 г.

По уточненным данным: попал в плен, умер в плену.
Тип документа-источника: Personalkarte I
ТИВИКОВ Георгий Иванович (Tiwikow, Georgij Iwan), 11.11.1920 г.р., г. Казань. Русский, солдат (рядовой) 17-го пех. полка. Попал в плен 23.6.1941г., место пленения – г. Брест. Содержался в лагере военнопленных №315 (stalag IIA Neubrandendurg), номер военнопленного – 23461. Умер в лагере 15.12.1941г. Похоронен в братской могиле военнопленных лагеря IIA. Более точных данных о захоронении нет.

Шталаг IIA располагался в бывшем имении Fünfeichen в черте города Нойбранденбург
(Мекленбург, Померания, северная Германия). С 1939 года лагерь использовался для польских пленных, с 1940 года в нем содержались голландцы, бельгийцы и французы.
Летом 1941 года начали прибывать и советские военнопленные, для которых отвели отдельную зону к югу от основного лагеря. В их числе был и пограничник из Бреста Георгий Тивиков, которому судьба приготовила нелегкое испытание в виде нацистского плена. Как и для многих тысяч других советских военнопленных, для Тивикова зима 1941 г. стала последней…
В карточке военнопленного есть краткая запись о смерти: «15 декабря 1941 года умер в лагере IIA Neubrandenburg. Похоронен на лагерном кладбище (братская могила)». В настоящее время на месте лагеря IIA располагается мемориальный комплекс, наглядно рассказывающий новым поколениям о нацистских преступлениях, о недопустимости расовой неприязни и деления людей на некие категории «правильных» и «неправильных» по подобным признакам.

12. УСОВ Иван Андреевич, 1919 г.р., д. Федорково Костромской обл. Призван в РККА в 1939 г., рядовой, гранатометчик 132-го отд. батальона конвойных войск НКВД СССР. Погиб в июне 1941 г.

По уточненным данным: попал в плен, умер в плену.
Тип документа-источника: Personalkarte I (персональная карточка военнопленного)
УСОВ Иван Андреевич (Ussow, Iwan Andre), 23.9.1919, Федорково. Русский, солдат (рядовой) 2-го подр. 132-го пех. полка. Попал в плен 24.6.1941г., место пленения – г. Брест. Содержался в лагере военнопленных №308 (stalag VIII E Neuhammer), находившемся в нижнесилезской деревне Нойхаммер (в настоящее время Свентошув, Польша), личный номер военнопленного – 20830. 22 августа 1941 года был подвергнут вакцинации против тифа. С 17.9.1941г.- на работах в составе рабочей команды №24 в нижнесилезском городе Рейзихт округа Лигниц (Reisicht, Kr. Liegnitz – в настоящее время в составе Нижнесилезского воеводства Республики Польша). Умер в лагере 21.1.1942г. от общего истощения и болезней. Сведений о месте захоронения нет.

13. ШАРЯК Александр Иванович, 1914 г.р., д. Новая Городокского р-на Витебской обл. Призван в РККА в 1936г. Городокским РВК, мл. лейтенант, командир взвода 98-го отд. противотанкового артиллерийского дивизиона. Погиб 22.6.1941.

По уточненным данным: попал в плен, умер в плену.
Тип документа-источника: Personalkarte I (персональная карточка военнопленного)
ШАРЯК (в карточке Ширак) Александр Иванович (Shirak, Aleksandr Iwan), 23.11.1914, д. Новая Витебской обл. Белорус, мл. лейтенант артиллерии (часть не указана). Попал в плен 25.06.1941, место пленения – г. Брест-Литовск. Содержался в лагере военнопленных №325, других отметок о перемещениях в карточке нет. Личный номер военнопленного в лагере – 03859. Умер в плену 12.11.1942г. Точных данных о месте захоронения нет.

С лета 1941 г. и до марта 1942 г. шталаг №325 располагался в польском городе Замость (Zamosc).
Вероятно, именно сюда после пленения и попал мл. лейтенант Шаряк. Вообще направление в данный лагерь пленного из Бреста – редкость: всего в имеющихся в открытом доступе архивных делах есть информация лишь о троих защитниках Бреста, попавших в шталаг 325. С апреля по октябрь 1942г. местом дислокации лагеря указан украинский город Рава-Русская (Rawa-Ruska), с ноября 1942 по март 1943 г. – Львов (Lwow), или в немецком варианте – Лемберг (Lemberg).
Сопоставляя дату смерти в плену А.И. Шаряка с временными периодами дислокации лагеря можно предположить, что А.И. Шаряк похоронен в одной из братских могил советских военнопленных в окрестностях Львова. Однако это всего лишь предположение, необходимо продолжать поиск других документов, по которым можно было бы уточнить судьбу отважного командира-артиллериста, одного из героических защитников Брестской крепости.

Сам факт обнаружения карточки Шаряка является большой удачей, поскольку фамилия в документе искажена. Дата пленения мл. лейтенанта Шаряка (25.6. 1941) вместе с датой пленения другого командира артиллеристов – лейтенанта Хавера (24.6.1941) ставит новые вопросы относительно обороны участка 98-го опад. Однако это отдельная тема, и, возможно, она будет подробно раскрыта в ходе дальнейшего исследования. Ещё предстоит ответить на вопрос – как и почему на основании одного (!) свидетельства на месте расположения 98-го опад появилась мемориальная табличка, говорящая о том, что бои здесь продолжались до 4 июля. Из документов складывается совершенно другая картина, куда более печальная, однако это уже к теме биографии А.И.Шаряка не относится - он свой воинский долг выполнил до конца...

Следует также отметить, что в Брестской крепости трагически погибли жена и сын А.И. Шаряка. Их жизнь трагически оборвалась в первые минуты войны, с первыми артиллерийскими залпами фашистских орудий – один из сотен снарядов, выпущенных по крепости, угодил в квартиру мл. лейтенанта…

14. ЮДИН Михаил Иванович, 1920 г.р., с. Заплавное Ленинского р-на Сталинградской обл. Призван в РККА в 1940г. Рядовой, шофер автохозвзвода 132-го отд. батальона конвойных войск НКВД СССР. Погиб в июне 1941.

По уточненным данным: попал в плен, умер в плену.
Тип документа-источника: Personalkarte I (персональная карточка военнопленного)
ЮДИН Михаил Иванович (Judin, Michail Iwan), 21.12.1921, с. Заплавное Средне-Ахтубинского р-на Сталинградской обл. Русский, солдат (рядовой), 132-й G.P.U. bat. (так в карточке). Попал в плен 24.6.1941г., место пленения – г. Брест.
Первоначально содержался в пересыльно-сортировочном лагере Dulag-1К, находившемся в восточнопрусском городе Хохентштайн (в настоящее время – г. Ольштынек, Польша). С августа 1941 года – в шталаге XX C (312), находившемся в западнопрусском городе Торн (Торунь, Польша). Личный номер военнопленного – 21176. 23 августа 1941 года подвергнут вакцинации против тифа. С 13 октября 1941 года – в составе рабочей команды № 45 на работах в населённом пункте Линдштадт (Германия). С 21 ноября 1941 года – на работах в составе 128-го строительного батальона с местом дислокации в нижнесилезской деревне Нойхаммер (в настоящее время - Свентошув, Польша) при лагере VIII-Е (308). Умер 6 февраля 1942 года от истощения и болезней. Точных сведений о месте захоронения в карточке нет.

С момента открытия мемориала прошло уже 40 лет. Приличный срок для переосмысления некоторых событий войны, для внесения неких исторических корректировок. Военнопленные уже поголовно не считаются предателями, развенчаны многие мифы обороны Брестской крепости, созданные писателями в угоду партийной номенклатуре, появляются данные о ранее неизвестных героях. Но почему-то мемориал в этом плане не меняется, там время застыло на уровне 1970-х. Пришло время должным образом отразить судьбу защитников крепости.
На памятные плиты ошибочно учтённых погибшими рядовых красноармейцев и командиров необходимо добавить надпись о дате пленения и дате смерти в нацистском лагере. Было бы неплохо также указать и место дислокации лагеря. В данном случае вообще непонятно, чего боится руководство мемориала, замалчивая правду и скрывая факты? Ведь не перестанут эти бойцы и командиры быть героями от того, что они не погибли в крепости, а умерли где-то на чужой земле, проведя год, а часто и того меньше, в нечеловеческих условиях фашистского плена...
Дата пленения, дата и место смерти… Десяток букв и цифр не сильно отразятся на финансовом благосостоянии администрации мемориала. Думаю, при правильном подходе найдутся спонсоры и со стороны, готовые взять на себя расходы, связанные с восстановлением исторической справедливости. Пришло время провести работу над ошибками.


Долговский Андрей Леонидович (www.fortification.ru), г. Минск

Особая благодарность участнику форума www.fortification.tu Фомину Юрию Валентиновичу (г. Брянск) за помощь в сборе информации.
Примечание: работы по написанию статьи проводились в 2011 году. На сегодняшний день к захоронениям в Мемориальном комплексе добавилось ещё 58 останков бойцов поднятых в ноябре 2011 года.
Непонятна позиция сотрудников мемориального комплекса: фамилии появляются со слов "свидетелей",а найденный при раскопках медальон (по сути документ!) поводом для вынесения фамилии защитника на плиты мемориала не являлся.
Поделиться:

Читайте также:

  • Место, где 22 июня 1941-го, было жарко не только нашим, но и немцам.
    Место, где 22 июня 1941-го, было жарко не только нашим, но и немцам.

    "Наша рота с другими ротами батальона располагалась в Тересполе, ее 1–й взвод под командованием лейтенанта Вильча на самой окраине местечка, напротив Брест–Литовска. Когда прибыл приказ о нападении...

  • Строительство нового въезда в Брестскую крепость: головотяпство или вандализм?
    Строительство нового въезда в Брестскую крепость: головотяпство или вандализм?

    Статья взята со страницы Алексея Старкова,руководителя группы,ведущей инвентаризацию объектов Брестской крепости. http://starcom68.livejournal.com/ Автор выражает своё видение проблемы по строитель...

  • Исследователи по ту сторону Буга
    Исследователи по ту сторону Буга

    Вот уже несколько дней с интересом изучаю материалы польского сайта посвящённого Брестской крепости и прилегающим к ней укреплениям www.twierdza.org. Разница с нашими ресурсами заметна и вот в ч...

  • Назрело
    Назрело

    Моя жизнь с 2001 года связана клинингом. Так получилось. На сегодняшний день у меня назрела необходимость высказать невысказанное на эту тему, и в первую очередь хочется донести кое-какую несистем...

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

отключен Javascript

Онлайн радио


Свяжитесь с нами по телефонам:

+375 29 7 956 956
+375 29 3 685 685
realbrest@gmail.com

И мы опубликуем Вашу историю.